Самозащита
Особый репортажСюжет человекаМир вокругРезвяся и играя
Генеральная линияНовейшая историяНужные люди
Секция самбо
On-line подписка On-line голосование Подписка на новости О журнале Где купить Редакция журнала Вакансии Для рекламодателей Media Kit Выставки Партнеры Журналу «Самозащита без оружия» - 10 лет «Самозащита без оружия» в Raff House
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо

Блошиные рынки: всемирный антишопинг

Текст: Любовь Аралина. Фото: Людмила Синицына.

Терпеть не могу ходить по магазинам. Особенно по современным, где царит гос­питальная чистота, а манекены застыли в причудливых позах. И не всегда зна­ешь, обращаясь к продавцу, не ошибся ли ты: может, это тоже манекен? Товары в этих фирменных магазинах – в Лондоне ли, Барселоне или Москве – мало чем от­личаются друг от друга. Разве что в Москве они подороже. Другое дело – «блоши­ный рынок». На мой взгляд, он – последний оплот антиглобализма. Ну скажите, где еще так ярко проявляется дух страны, ее национальный колорит, как не на барахолке? Роешься во всякой всячине – все равно что переворачиваешь стра­ницы жизни людей. И совсем не обязательно покупать. Полагаю, для посетителей блошиных рынков важнее не результат, а сам процесс. Хотя, конечно, народ по­беднее отоваривается здесь за копейки, но для коллекционеров, модельеров, дизайнеров и других вполне серьезных ценителей искусства – это вообще пир ду­ши. Так что не верьте, когда говорят, что «блошиные рынки» удел слабых, неразви­тых стран. Они есть везде, ибо это культурный феномен и традиция, от которой пока что нигде отказываться не собираются.

Тамошо толкучки

Впервые я столкнулась с сочетанием «блоши­ный рынок» в детстве – прочитала в какой-то книжке. Мне тогда даже в голову не пришло связать это с торговлей блохами. Скорее, ду­мала, сам рынок по каким-то причинам «пры­гает» с одной базарной площади на другую. И каково было мое удивление, когда, узнав о рынках побольше, это оказалось именно так! Время от времени городские власти – неза­висимо от страны – начинают бороться с так называемой несанкционированной торгов­лей. В результате рынок моментально исчеза­ет, чтобы тотчас возникнуть в другом месте. И так продолжается до тех пор, пока кому-то из чиновников не придет в голову идея перевес­ти барахолку в разряд достопримечательно­стей города, куда будут охотно наведываться как туристы в поисках сувениров, так и мест­ные жители.

Существует и другая версия появления «бло­шиных рынков» на свет. Говорят, что «моду» на них ввел Наполеон III, когда в конце 60-х годов XIX века задумал произвести переплани­ровку Парижа. Городские старьевщики в свя­зи с грандиозной расчисткой решили перене­сти свои лавки в одно место – на площадь пе­ред воротами крепости Клиньянкур. Вдоль крепостных стен разместились книжные раз­валы, уголки с колониальными редкостями, одежда, посуда, а также старые кресла, пуфи­ки и матрасы. Парижане, обедневшие после проигранной войны, очень активно начали покупать поношенные вещи, где, само собой, попадались известные насекомые. С чьей-то легкой руки эту ярмарку метко окрестили «блошиным рынком».

Есть в этом какая-то закономерность или нет, но, как правило, такие рынки располагаются у высоких сооружений, акведуков, мостов. И если посмотреть на толкучку сверху, то она все время движется. Оно и понятно: здесь должно быть суматошно и шумно, у лотков на­до толкаться, в вещах рыться и с продавцом торговаться. Ведь поход на «блошиный ры­нок» – это больше, чем шопинг, азартнее, чем спорт, познавательнее, чем экскурсия. Иначе мероприятие теряет всякий смысл, так как ничем не объяснишь, что заставляет одного собрать нехитрый товар и отправиться на распродажу, а другого – купить старую брош­ку с выкрошившимися камешками. Помню, как на толкучке в Средней Азии, в ма­леньком городке под названием Гиссар, мое внимание привлек старичок, аккуратно, но небогато одетый. Он сидел на маленьком стульчике и рядом с ним лежал платок с каки­ми-то гнутыми ржавыми гвоздями, которые тот даже не потрудился выпрямить, чтобы придать им хотя бы отчасти товарный вид. Кто-то остановился, осмотрел платок с разло­женным на нем товаром и не без юмора спросил:

– Ты чего, дед, ржавые гвозди принес?

– А кому-нибудь пригодятся, – с достоинст­вом ответил старик, довольный тем, что на­шелся желающий поговорить.

Слово за слово – произошел маленький спе­ктакль, где каждый понимал, какая роль ему отведена. Спрашивающий пытался подковыр­нуть продавца, а продавец должен был дать ему соответствующий отпор. Без грубости, без оскорблений и попытки унизить. И я поняла, что этот старик пришел на «бло­шиный рынок» не столько для того, чтобы про­дать гвозди, они скорее стали поводом. Ему нужно было поприсутствовать на тамошо, зрелище – по-таджикски. А зрелищем здесь может стать все что угодно: любая уличная сценка становится событием, предметом оживленного обсуждения. И никто особенно не будет печалиться, если вам вдруг под сур­динку подсунут поддельную безделушку или неисправную вещь, ведь тут отдыхают душой, пьют, едят и даже заводят романы. Кстати, именно так случилось с Эммануэлем Унгаро и Авой Гарднер. Они нашли друг друга на па­рижском «блошином рынке». Унгаро подбирал кресло для гостиной, а Гарднер искала антик­варную брошку к своему новому платью.

В поход за воспоминаниями

Как-то один из моих знакомых коллекционе­ров сказал, что стоит только немного пооб­щаться со старыми вещами, как сразу попа­даешь под их обаяние. Ностальгия по старине –  вот что правит «блошиным рынком». И не только им... Подтверждение этому я нашла на берлинском фломаркте, куда меня решила сводить Светлана Турсунова, замечательная художница из Душанбе, уже лет десять живу­щая в Германии.

–  Брр! Идти в десятиградусный мороз! – ска­зала нам вслед дочь Светланы Яна и прижала к себе белого пушистого кота.

На рынке мне почему-то сразу не понравились перекупщики – их очень легко отличить. Каж­дый из перекупщиков специализировался на чем-то своем: столовые приборы, значки, ме­дали, латунные изделия, фарфор, стекло, кру­жево, пластинки, книги и так далее. Все разло­жено по ящичкам, по каким-то емкостям. У од­ного в полиэтиленовом коробе для хранения белья лежали куски берлинской стены. У продавца-любителя тоже можно встретить и то, и другое, и третье. Иногда в одном-единственном экземпляре. Как та парчовая туфель­ка, которую я заметила случайно, отбившись от Светланы.

«Кому может понадобиться одна туфелька?» – думала я, стоя у прилавка, на котором прода­вец фломаркта разложил свой товар. Лодочку из серебристой парчи – главную приманку – он водрузил на потертую бархатную подушку в самом центре небольшого столика. Судя по всему – по округлой форме носика, по прямо­му каблуку – принадлежала она какой-нибудь актрисе вроде Марики Рекк, выступавшей на берлинской сцене еще до того, как Гитлер пришел к власти.

И ведь как правильно продавец рассчитал! Серебристая туфелька сразу привлекала вни­мание: история неведомой Золушки задела глубинные струны, и мелодия зазвучала. А вот какой конец будет у этой истории, я даже представить не могла. Оглянувшись в поисках Светланы, я двинулась вдоль рядов. Увидела ее, расплачиваю­щуюся за календарь трехлетней давности – зато с работами любимого художника Хорста Янсона. Осилить альбом по магазинным це­нам она не могла.

–  Просто мистика какая-то! – перебила меня Светлана, когда я начала рассказывать про забавного продавца с туфелькой на бархат­ной подушке.

– А что такое? – меня удивило, что Светлану это могло настолько взволновать.

– Да ведь я помню такую же туфельку с детст­ва. Мой отец Абдусаид привез ее из Германии для матери. Он все искал какой-нибудь не­обыкновенный подарок. Сослуживцы даже смеялись: «Нашел, чем порадовать жену!» Во время войны он писал маме трогательные письма с ошибками. Обещал вернуться. Жи­вым и здоровым. И вернулся. Конечно, как и многие солдаты, он привез и часы, и ковер, на котором олени щипали траву, не подозре­вая о том, что за густыми зарослями прячутся львы. Еще какие-то трофейные вещицы. Но самым главным подарком он считал туфельку из серебристой парчи, которая попалась ему в одном из разбомбленных домов. Второй так и не удалось найти, хотя он потом настойчиво заглядывал во многие магазины в надежде отыскать пару.

– Давай вернемся туда в следующую субботу или воскресенье, – предложила я.

–  Нет, – подумав, покачала головой Светла­на. – Ты мне даже ее и не описывай, а то ока­жется, что они совсем не похожи. А я так хочу, чтобы это была она.

Дома мы застали Яну, расставляющую на ку­хонном столе купленный по частям чайный и столовый набор «Ботаника», украшенный цве­тами и растениями. Действительно, очень изысканный и интересный.

– Ты все это на фломаркте купила? – поинте­ресовалась я.

–  Зачем? – удивилась Яна. – Через Интернет. В сети давно существует фломаркт, на кото­ром ты можешь купить все что угодно, не вы­ходя из дома, – пояснила Яна и рассказала, к каким хитростям прибегает, чтобы не пере­плачивать лишнее и каждая покупка не пре­вышала бы одного-двух евро.

Этот виртуальный рынок объединяет весь мир: Китай и Австралию, Америку и Японию, Германию и Индию. Там можно найти все, что хочешь. Но, боюсь, наткнуться вот так, случай­но, на парчовую туфельку в единственном эк­земпляре – вряд ли возможно. Тогда же в голову мне пришла еще одна мысль: следует ли спешить расставаться со старьем? Может, через пару десятилетий подернутая «паутиной времени»  вещица станет для вас самым дорогим воспоминанием. Но это дело вкуса. Мне самой, сколько я ни пы­талась сохранить старые вещи, это никогда не удавалось.  У кого-то это получается само собой – не столько по тому, что они ставят пе­ред собой такую цель: сохранить память о прожитом и пережитом, – а просто потому, что у них есть место, где хранить вышедшие из моды пепельницы, настольные лампы, вазы или скатерти.

Рай в гараже

Как известно, американцы – народ молодой. Поэтому вещи 40 – 50-х годов прошлого века они воспринимают как старинные. Показы­вая какой-нибудь предмет этого времени, продавец непременно уважительно добавит: «It's antique, it's Retro». В этом я убедилась, объехав великое множество американских «блошиных рынков» – garage sale в малень­ких городках. Хозяева, выставляя товар на продажу, особо не мудрствуют. Обычно в суб­боту или воскресенье прямо возле дома они вытаскивают столы, раскладывают товар, ставят переносные подставки для вешалок – вот и готов рыночек. Все, что надоело дер­жать в ящиках в гараже, на чердаках, в подвалах дома и на антресолях, раскладывается на столах, развешивается на вешалках. Цены весьма умеренные. Поторгуешься – охотно сбросят еще.

Самый же обильный урожай любители «охо­ты» за старыми вещами собирают на огром­ном «блошином рынке» в Сан-Хосе, что в цен­тре Силиконовой долины. Рынок раскинулся на 48 гектарах, и посещают его около 80 000 человек в неделю. Кстати, именно там я обра­тила внимание на мужчину, который прицени­вался к бронзовой скульптурке, очень похо­жей на работы русских мастеров XIX века. На постаменте всадника с ружьем была подпись:

«Лепилъ Лансере». На запрошенные 80 дол­ларов окружившая покупателя толпа только пожимала плечами: здесь такие деньги пла­тить нельзя. Но когда дома я просматривала каталог одного антикварного аукциона, то увидела скульптуры этого же автора из той самой серии. Их стартовая цена была 5-6 тысяч долларов.

Похожи на garage sale и английские «блоши­ные рынки» – карбуты. Здесь на распродажу вывозится все, что умещается в багажнике (или прицепчике), отсюда и название. Маши­ны выстраиваются в более-менее правиль­ные ряды на большой зеленой площадке до­вольно далеко за городом. Случайно на такую не забредешь. Надо знать, где они располага­ются, и надо иметь друзей с машиной, кото­рые тебя туда отвезут. Мне повезло. Подруга – Лиля Пэйн – показала мне английский «бло­шиный рынок».

И там повторялась все та же никогда не име­ющая конца история – одни избавлялись от ненужных вещей, а другие эти ненужные ве­щи приобретали, чтобы заполнить ими свой дом.

Авторизация
Логин:
Пароль:
Войти

5 (22) 2006
Номер 5 (22) 2006

Краткий анонс:
Лесной дозорКосмические гонки Ольги КабоЧемпион виртуального самбоРоссийский десант в Женеве
127051, г. Москва, 1-Колобовский переулок, дом 19, строение 2
Тел.: +7 (977) 777-99-69
E-mail: mail@samoz.ru
Internet: www.samoz.ru
Главная | Новости издания | Текущий номер | Секция самбо | Архив номеров | On-line сервисы | Контакты | Полезные ссылки
Rambler's Top100