Самозащита
Особый репортажСюжет человекаМир вокругРезвяся и играя
Генеральная линияНовейшая историяШкола
Экипировочный центр "DAN SPORT"
On-line подписка On-line голосование Подписка на новости О журнале Где купить Редакция журнала Вакансии Для рекламодателей Media Kit Выставки Партнеры Журналу «Самозащита без оружия» - 10 лет «Самозащита без оружия» в Raff House
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо

Жизнь в тротиловом эквиваленте

Текст: Николай Смирнов. Фото: Игорь Яковлев.

Когда-то я ходил на работу через район старой, еще довоен­ной застройки. Дома здесь сносили, поэтому грохот отбой­ных молотков, урчанье и рев экскаваторов, бульдозеров и самосвалов стали для пешеходов уже привычным «музы­кальным» сопровождением. И вот однажды меня удивила какая-то непонятная тишина, повисшая над сносимым кварталом. Не успел я сообразить, в чем дело, как наткнул­ся на полосатую ленту, преградившую дорогу. Потом, как из-под земли, вырос вежливый сержант милиции: «Пожалуй­ста, обойдите этот участок по параллельной улице. Здесь идет разминирование...» Оказалось, что ранним утром в раскопанной траншее были обнаружены несколько ящиков мин, оставшихся от военной поры. И просто чудо, что никто на них не подорвался.

Признаюсь, реальность, а главное – близость минной угро­зы как-то неприятно поразила. Это ведь только в телесери­але процесс обезвреживания взрывного устройства выгля­дит красиво. В жизни все, естественно, не так просто и лег­ко. За кадром остаются высочайший профессионализм и нечеловеческие усилия саперов, чья жизнь, как это ни пе­чально, измеряется в тротиловом эквиваленте.

В зоне особого риска

Военный городок в одном из подмосковных районных центров – городе Видное. Железный забор, КПП. Ребята в камуфляже проверяют у меня до­кументы, созваниваются с начальством. На территории городка сразу бро­сается в глаза порядок. Аккуратно подстриженная зелень газонов, четкая разметка улиц и зданий. Здесь дислоцировано одно из формирований МЧС России – Центр по проведению операций особого риска «Лидер». В его со­ставе восемь управлений, в том числе пиротехнических и специальных ки­нологических работ, которое возглавляет полковник Александр Лепин. Дожидаясь Лепина в приемной, я разговорился с дежурившим офицером. Выяснил, что хотя вызовы бывают не каждый день, тем не менее режим круглосуточного ожидания в полной боевой готовности остается неизмен­ным. Тревожный сигнал поступает к оперативному дежурному Центра. От него информация тут же передается пиротехникам. В случае необходимо­сти команду на выезд получают и специалисты управления робототехнических средств.

Вдруг в дверях появился Александр Васильевич, быстрый и очень озабо­ченный. Он кивнул мне.

– Хотите поехать с нами на вызов? Немецкая бомба в районе Истры. И, не дожидаясь ответа, стал давать распоряжения по телефону:

– Кинологов не берем, видимо, понадобится робот. Поднимайте, кого на­до. Через полчаса выезжаем!..

За весь неблизкий путь от Видного до Истры в салоне «Газели» мои спутники обронили всего несколько фраз. Оно и понятно: откровенничать о своей работе саперы не любят. Не плачутся в жилетку, не бьют себя в грудь. Даже свои имена не называют. Говорят, не положено.

– Мы привыкли больше слушать и анализировать, а не трепать языком, – объяснил Лепин.

Мне же казалось, что, затихнув и сосредоточившись, ребята заряжаются той энергией, которая абсолютно необходима для выполнения задания. Тут же вспомнилось хрестоматийное: возле смерти человек становится силь­нее. Может быть, именно в этом кроется разгадка работы сапера – ведь условия всегда экстремальные, опасные для жизни. Притормозили мы на окраине города, рядом остановились два крытых «КА­МАЗа» – один для транспортировки смертельного груза, в другом находил­ся робот-сапер МФ-4.

Бомбу обнаружили рабочие, когда рыли котлован для новостройки. Види­мо, она была сброшена с немецкого самолета в тот начальный период вой­ны, когда враг рвался к Москве по Волоколамскому шоссе. Обезвреживать Лепин направил опытного Сергея Припеченкова. Остальные остались в укрытии. Роль его выполняла старая трансформаторная будка с мощными, будто вросшими в землю, стенами в нескольких десят­ках метров от опасного места. Мне, как наблюдателю особого статуса, лю­безно предложили бинокль. Рыжий бок бомбы весом не менее 100 кило­граммов был виден издалека. Сергей сначала действовал саперной лопат­кой сноровисто и уверенно. Потом встал на колени, а затем и вовсе лег на бок. Движения его стали осторожными, замедленными. Я заметил, как на­пряжение постепенно передается и нам.

– Есть у нас защитный костюм «Витязь», который мы иногда надеваем. Но защитить он может разве что от пистолетной пули. Здесь от него толку ма­ло, только движения будет стеснять, – разрядил общее молчание Лепин. Тем временем Сергей отложил в сторону лопату и, открыв лежащую рядом сумку, стал доставать какие-то лопаточки, кисточки, щеточки.

– Готовится обнажать головную часть бомбы, там, где взрыватель, – пояс­нил Александр Лепин. – Тут требуется совсем другой инструмент.

В окуляры было видно, как Сергей постоянно вытирал потный лоб. Изог­нувшись, как будто собираясь подлезть под бомбу, он редкими, чуть замет­ными движениями кисточки освобождал от грунта головку. Мне показалось, что все стоявшие в укрытии облегченно вздохнули, когда сапер встал и, отряхнувшись, направился в нашу сторону.

–  Взрыватель цел, – доложил он Лепину, – но весь в ржавчине и трогать его нельзя – может сработать. Думаю, надо роботом грузить бомбу в кузов и везти на полигон.

–  Ну что ж, здесь решаешь ты, – согласился начальник управления и повернулся в сторону оператора: – Давай, браток, действуй!

Не менее часа, подчиняясь командам с пульта, машинка на гусеничном ходу, напоминавшая луноход, пыталась ухватить бомбу своей единст­венной клешней. Пришлось даже подкапывать колею, по которой робот, плавно переваливаясь на неровностях, подбирался к ржавой «сигаре». Потом с филигранной точностью к клешне с бом­бой подогнали «КАМАЗ». И вот, наконец, она мягко легла на песок в кузове. Теперь самое тре­вожное время наступало для водителя, которому предстояло несколько километров везти груз до полигона. И хотя кузов от кабины отделяли две стенки из толстых деревянных брусьев, разде­ленных еще и мешками с песком, думаю, водите­лю от этого было не легче...

Требуются смекалистые

Готовясь к встрече с саперами, я представлял их чуть ли не суперменами. Скорее всего, они такие и есть, но внешне это никак не проявляется – са­мые обыкновенные люди. Как ни пытался я, беседуя с Сергеем Припеченковым, разговорить его насчет романтики профессии, ничего не получилось. У него в послуж­ном списке Косово, Афганистан, Чечня, награжден Орденом Мужества, ме­далью «За отвагу». Но о работе говорил скупо и без пафоса. Наверное, па­фос здесь и в самом деле неуместен. Нужны, как я понял, общаясь с бойца­ми, предельно точные знания, закрепленные опытом, ну и, разумеется, элементарная смекалка. Может быть, поэтому основной костяк коллектива управления состоит из опытных профессиона­лов, имевших ко времени прихода в подразде­ление уже не один год опасной работы по раз­минированию. Поэтому и заместитель Лепина Анатолий Савин, и начальники двух пиротехни­ческих отделов Сергей Припеченков и Олег Макарьев, и Сергей Морозов, возглавляющий опе­ративную группу, – боевые офицеры. Да и сам Александр Васильевич, как говорят его коллеги, один из авторитетнейших специалистов. После окончания высшего военно-инженерного командного училища и Военно-инженерной академии им. Куйбышева в армии прошел путь от ко­мандира взвода до начальника инженерной служ­бы бригады. Еще до прихода в «Лидер» успел «за­работать» два ордена – Красной Звезды и Мужества. За какие подвиги – рассказывать отказался. Такова уж специфика работы сапера, что говорить можно не обо всем. А два года назад он повышал квалификацию в противоминном центре в Испа­нии. Тем не менее, как оказалось, кадровый воп­рос для саперов «Лидера» не такой и простой. Ког­да я спросил у Лепина, откуда приходят в управле­ние люди, он, не раздумывая, ответил:

– Они не приходят, мы сами их ищем, используем свои связи и знакомства в войсках. Людей привлекает более разнообразная, чем в армии, работа, возможность получить дополнительную профессию спасателя. Однако на­рода все равно не хватает. Ведь у нас могут работать только энтузиасты – риск огромный, зарплата невысокая, отпуск только зимой, к тому же воз­можны и командировки.

Действительно, еще шесть лет назад, при создании подразделения, экза­мен на профессионализм бойцам пришлось сдавать сразу же, и не в Рос­сии. В 2000 году после известных событий в югославском Косово группа саперов из «Лидера» была направлена туда для расчистки минных полей. Через год – повторная командировка туда же.

Успели они проявить себя и в Афганистане, и в Чечне, и даже на крохотном острове Большой Тютерс в Финском заливе, где в прошлом году обезвре­дили более 17 тысяч единиц боеприпасов. Такова география деятельности подразделения. Оно и понятно: спецы из «Лидера» считаются элитой, и без их участия не обходится ни одно сколько-нибудь серьезное ЧП. И все же основной регион для саперов – московский. Работы и здесь хва­тает. Не только с «посылками» из прошлого, но и «подарочками» начала 90-х. Ведь не секрет, что после тотального сокращения армии началось разграб­ление воинских арсеналов. На улицы городов хлынул поток оружия и взрывчатки. С «левым» оружием милиция бороться научилась, а вот взры­воопасные сюрпризы достались на долю саперам.

Трагедия отменяется

Среди саперов разных ведомств существует своеобразное разделение тру­да. Так, в Минобороны специализируются на артиллерийских и инженер­ных боеприпасах, ФСБ занимается индивидуальными самодельными взрывными устройствами. Специалистам же МЧС приходится сталкиваться со всеми видами.

– Не так давно в Лобне, – вспоминает Александр Лепин, – ФСБ выследила террориста-самоучку, который умудрился оборудовать в гараже целый склад боеприпасов. Фээсбэшники обнаружили и обезвредили самодель­ную «адскую машину», а со штатными боеприпасами – гранатами, минами различного вида, снарядами – работали мы. Сложно было еще и потому, что на полу гаража была разлита синильная кислота. Пришлось мне спус­каться вниз в противогазе и подавать боеприпасы наверх. Обезвредили тогда более ста единиц.

Кстати, штатные боеприпасы в управлении знают досконально – и те, что применялись в прошлом веке, и современные, отечественные и зарубеж­ные. Но сюрпризов это не исключает. Даже самый опытный специалист не может предвидеть, в каком состоянии находится мина или снаряд, пролежавшие в земле. Мне рассказали, как однажды сотрудникам Лепина пришлось прослушивать авиабомбу, обнаруженную в Зеленограде в 200 мет­рах от здания администрации, стетоскопом – не дай бог, сработает часо­вой механизм.

«Загадки» бывают не только в обличье времен войны. Этой весной перед майскими праздниками тревожная информация поступила из Сергиева По­сада. На одном из заводов утилизировали ракеты Р-40 класса «воздух-воз­дух». Неожиданно по непонятной причине заработал маршевый двигатель, смертоносная «сигара» беспорядочно заметалась по цеху, двое рабочих по­гибли...

–  Когда мы приехали на завод, – рассказывает Лепин, – ракету уже де­монтировали спецы из ФСБ. Заходим в цех, а там как смерч пронесся: от столов одни крышки остались, стеллажи разворочены, входные ворота вы­биты. Боевая часть ракеты – больше двух пудов взрывчатки – лежит пря­мо перед воротами. Руками трогать ее не решились, а робот ФСБ с таким грузом не справляется. Тогда мы наладили своего «железного сапера»: сде­лали веревочную петлю, и наш помощничек захлестнул ее на корпусе раке­ты. Ну, а остальное, как говорят, было делом техники. Подогнали к воротам «КАМАЗ», с помощью робота аккуратно уложили опасный груз в кузов на песок. Взрыв произвели на ближайшем полигоне...

Такие случаи – это тоже как экзамен. Бывают они не часто. Головная же боль для саперов – муляжи взрывных устройств, которые горожане то и дело находят в различных учреждениях. Некоторые из них выполнены на­столько профессионально, что отличить их от настоящих бомб трудно даже подготовленному человеку.

– А «беспокоят» ли вас поисковики? – поинтересовался я у Лепина. Дело в том, что совсем недавно служебные дела привели меня в один из вузов, где я совершенно случайно попал на лекцию, которую читал студентам по­жилой офицер в синей униформе с эмблемой МЧС. Он говорил о кознях взрывников-террористов, об опасных встречах со старыми боеприпасами, находящимися в земле. На стене были развешаны красочные рисунки и плакаты. Как мне потом сказали, в вузе организовалась группа «черных копателей», которая вела несанкционированные раскопки на местах бы­лых боев и двое из них уже подорвались летом на мине. По этому поводу и прислали лектора-сапера.

–  Мы довольно часто выезжаем по таким вызовам. Ведь собирая взрыв­чатку, оружие и боеприпасы, эти расхитители «могил» не только удачно сбы­вают его на черном рынке, но и организовыва­ют схроны – на различных стройках, в гаражах, у себя дома. И как может аукнуться это эхо вой­ны – одному богу известно.

«Черная вдова» и другие

Не знаю, приходилось ли вам держать в руках настоящую боевую гранату – «лимонку». Мне приходилось, хотя человек я не военный. И дол­жен сказать, что даже ее внешний рубчатый вид, чем-то напоминающей кожу хищного крокодила, вызывает чувство смутного страха. Все время думаешь о том, что эта маленькая «штучка» пос­ле нескольких легких манипуляций может в одно мгновение разнести тебя в куски... Александр Васильевич Лепин, вот уже более двадцати лет занимающийся разминированием, думаю, из деликатности не стал комментировать мои дилетантские рассуждения на эту тему. У не­го, не раз имевшего дело с 250-килограммовы­ми бомбами, взрывоопасные предметы связаны совсем с другими чувствами. В них, конечно, как он сам признается, присутствует и страх, особенно когда встречаешься с чем-то неизвестным. Но и тогда все пересиливает профессиональное лю­бопытство.

Мы стоим с Лепиным в учебном классе управления. Вдоль стен на стеллажах и стендах – образцы смертоносного металла, который приходится извлекать из земли. Александр Васильевич рассказывает о самых интересных экспона­тах. «Интересных» – значит, наиболее опасных при разминировании.

–  Вот одна из самых коварных противопехотных мин югославского произ­водства. Саперы зовут ее «черная вдова»...

Начальник управления берет в руки стальной кругляшок размером с не­большую консервную банку. Сверху – тонкий лепесток обрезиненной мем­браны. Чуть задел его даже специальным щупом – и 80 граммов тротила в один миг сделают тебя калекой...

– С этими «вдовушками» мы впервые столкнулись в Косово, – продолжает Лепин. – Там ими было «засеяно» целое поле. Перед разминированием тренировались на учебной мине, изучили ее конструкцию. Но повозиться все равно пришлось. Выяснилось, что карты всех минных полей составле­ны с очень большими погрешностями – до 300 метров, и помочь нам в по­иске мин не могли.

Операция в Косово вообще была самой трудной и опасной из всех, прово­димых саперами «Лидера». Право на нее МЧС России получило, выиграв международный тендер с участием нескольких стран. Наши специалисты оказались наиболее подготовленными.

Мины, снаряды, бомбы... Глядя на все это, мир­но лежащее на полках, невольно задумываешь­ся, насколько же изощренные средства приду­мали люди для уничтожения себе подобных. Как невелик прогресс, скажем, в орудиях зем­леделия – всего лишь от сохи до плуга! Но раз­ве сравнишь примитивную дубину дикаря с «черной вдовой» или хотя бы вот с этим хитро­умным устройством, которое само выпрыгива­ет из земли и поражает стальной картечью все живое в радиусе десятков метров. По сути, это оружие, обладающее разумом. Борьба с таки­ми минами становится практически невозмож­ной: мина обнаруживает свого «врага» гораздо раньше, чем будет обнаружена сама.

– А вы знаете, – прервал мои размышления Ле­пин, – современная мина может находиться во­все и не на минном поле. Подобно пауку, она лишь разбрасывает сеть своих датчиков, а сама таится в укромном уголке в ожидании жертвы.

–  Но ведь не с голыми же руками вы идете на задание!

Лепин усмехнулся и стал перечислять спецсред­ства, которыми оснащено подразделение. Они позволяют с успехом обнаруживать боеприпа­сы, а также снижать смертельный риск при их обезвреживании. В арсенале «лидерцев» есть импортные металлодетекторы. способные «учу­ять» мины даже в пластиковых корпусах. Есть робот, заменяющий человека в особо опасных случаях, а также «живые роботы» – собаки, на­тасканные на поиск взрывчатки. Можно рас­стрелять опасный предмет на расстоянии из гидравлической пушки. На вооружении сапе­ров и такое отечественное изобретение, как площадной разрушитель. Боеприпас накрывается модулями пенопластовых пластин с кумулятивными зарядами. Включается электродетонатор – и микровзрыв разваливает ми­ну или снаряд на части без детонации их собственного заряда. Причем сде­лать это можно даже в помещении, не опасаясь за целостность стекол. И все же главная защита сапера – его чуткие руки, интуиция, наконец. Пото­му что рано или поздно наступает момент, когда он остается один на один с очередной притаившейся смертью. И вот он перед тобой, такой, казалось бы, знакомый взрыватель, изученный вдоль и поперек. И он – коварный враг, потому что полувековая ржавчина изъела его детали до толщины волоса и достаточно одного неосторожного движения, чтобы... И надо не допустить ошибки, которая в жизни сапера, как известно, может быть только одна. ...Из военного городка я возвращался погожим весенним днем. На детской площадке резвились малыши. Урчал на близкой стройке экскаватор. Мир­ная жизнь... Но для тех, кто сейчас нес вахту в управлении Лепина, она в любую минуту может взорваться тревожным звонком. Можно ли назвать героической работу саперов? «Работа как работа. Опасная, конечно», – вспомнились слова Сергея Припеченкова. Наверное, можно сказать, что они просто добросовестно выполняют свои обязанности, делают свое дело. Только ведь, как ни крути, а, рискуя собственной жизнью, саперы защища­ют наши. Да и боевые ордена – они ведь тоже не просто так даются.

Авторизация
Логин:
Пароль:
Войти

6 (23) 2006
Номер 6 (23) 2006

Краткий анонс:
Жизнь в тротиловом эквивалентеТупики олимпийской идеиМонархия Хасанова. АбсолютнаяБрянский род. Множественное число
127051, г. Москва, 1-Колобовский переулок, дом 19, строение 2
Тел.: +7 (977) 777-99-69
E-mail: mail@samoz.ru
Internet: www.samoz.ru
Главная | Новости издания | Текущий номер | Секция самбо | Архив номеров | On-line сервисы | Контакты | Полезные ссылки
Rambler's Top100