Самозащита
Особый репортажСюжет человекаМир вокругДеньгиРезвяся и играя
Генеральная линияНовейшая историяЖивая легенда
Экипировочный центр "DAN SPORT"
On-line подписка On-line голосование Подписка на новости О журнале Где купить Редакция журнала Вакансии Для рекламодателей Media Kit Выставки Партнеры Журналу «Самозащита без оружия» - 10 лет «Самозащита без оружия» в Raff House
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо

Не первый год взрослая

На "рафинад" в ночных клубах времени у меня нет. Живу самостоятельно и умею за себя постоять. 

Текст: Татьяна Кляйн. Фото: Игорь Яковлев и из архива Марии Машковой.

Машу Машкову я лично помню лишь по сериалу «Не родись красивой»в нем она замечательно сыграла взбалмошную и сексапильную, но в то же время необы­чайно милую и трогательную Машу Тропинкину, мать-одиночку, работающую сек­ретарем у Андрея Жданова. Сидя в пустом зале ДК Зуева, я и ожидала увидеть ту самую Тропинкину. А пришла Машковасовершенно другой человек. Высокая, тоненькая, очень юная, немного уставшая. Никакой сексапильности, никого эпа­тажа. Даже убойного тропинкинского декольтеи того нет. Скоро начнется репе­тиция, потом спектакль. У нас 45 минут. За это время мне предстоит выяснить, что же за человекМаша Машкова, дочь знаменитого актера и режиссера Вла­димира Машкова и актрисы Елены Шевченко. Ей же предстоит «продержаться» в роли интересного собеседника и не сболтнуть лишнего.

О том, как мухи превращаются в слонов после таких бесед, Маша прекрасно зна­ет на примере родителей, особенно папы, который всегда под прицелом прессы. Но она не знает, что я не собираюсь лезть в ее личную жизнь и жизнь ее семьи. Мне интересно другое. Я слышала, что Маша очень рано стала взрослой и само­стоятельной и все свои проблемы решает сама. И свой талант она, как настоящий боец, тоже упорно доказывает сама, вопреки знаменитой фамилии и шепотку за спиной: «Да все понятно, она ведь дочка Машкова!» Вот это важно. И об этом хо­чется говорить.

Мария Владимировна Машкова родилась 28 сентября 1985 года в Новосибирске, с 1995 года живет в Москве. В 2006 году окончила Театральный институт им. Б. Щу­кина, принята в труппу театра «Ленком». Сыграла роли в фильмах и сериалах – «Ма­ленькая принцесса» (1997), «Мама, не го­рюй» (1998), «Женщин обижать не рекомен­дуется» (2000), «Next 2» (2002), «Легенда о Кощее, или В поисках Тридесятого царства» (2004), «Папа» (2004), «Мама, не горюй-2» (2005), «Талисман любви» (2005), «Не ро­дись красивой» (2005-2006), «Все смеша­лось в доме» (2006).

Сейчас играет в спектаклях «Варвар и Ере­тик» (театр «Ленком»), «Штирлиц идет по коридору» («Квартет И»), «Вольный стрелок Кречинский» («Открытый театр Ю. Малакянца»), «Эшелон» (Театральный центр СТД РФ «На Страстном»).

10 лет: с ребенком на руках

Маша, по ее собственному признанию, скорее всего, стала бы эгои­стичной, рафинированной особой, уютно чувствующей себя за спина­ми родителей, бабушки и дедушки, если бы не определенные обстоя­тельства. Первое «обстоятельство» – мамин младший брат Денис.

– Когда я родилась, папа уже учился в Москве, и мама вскоре поехала за ним. Мне не было и трех месяцев. Я осталась в Новосибирске с ба­бушкой, дедушкой и Денисом. Жили в авиагородке Толмачево. Дедушка – пилот, бабушка преподавала в ИТО Толмачева, Денис учился в школе. Меня все очень любили, но с детства приучали к самостоятельности. Особенно Денис – он воспитывал довольно деспотично. С трех-четырех лет заставлял вытирать пыль, мыть пол. Денису я обязана тем, что он приучил меня не лениться.

С этим все понятно – так во многих семьях бывает, когда старшие бра­тья (в этом случае – дядя-школьник) эксплуатируют маленьких. Но вот второе обстоятельство показалось мне уникальным, по крайней мере, ни о чем подобном я пока не слышала.

– В10 лет мама забрала меня в Москву, и вскоре у меня появился ма­ленький братик – Никита, – продолжает свой рассказ Маша. – Мама почти сразу вернулась в театр, а я осталась, можно сказать, с ребенком на руках. Готовила-кормила, убирала-стирала. Подрос – водила в сад. Когда сад не работал, брала с собой в школу. И там учителя знали – «у Маши маленький ребенок-брат, и он всегда с ней». Теперь есть еще са­мый младший брат, Сева, но он больше мамин. А Никита – абсолютно мой...

Когда Маша рассказала о Никите, у меня сразу перед глазами встала ее героиня из «Не родись красивой». Вот где опыт пригодился!

– Да, то, что я вырастила брата, мне помогло играть Тропинкину. Но в сериале была иная ситуация. У Тропинкиной смещены жизненные цен­ности совершенно в другую сторону, не в настоящую, не в нужную. И только благодаря курьеру Феде в ее сознании все встало на свои места. В моей жизни иначе. В14 – 15 лет я не бегала по дискотекам, как мои одноклассницы, и позже не ходила в ночные клубы – на «рафинад» времени не оставалось, у меня был ребенок! Вот сейчас смотрю на Ни­киту – ему 11, и трудно поверить, что мне, десятилетней, мама поручи­ла уход за младенцем. До какой же степени она доверяла! Она говорит, что у меня гипертрофированное чувство ответственности. Я очень люб­лю брата и безумно благодарна маме за то, что все так получилось в моей жизни. Не сложились бы обстоятельства, я была бы, может, дру­гой. Не смогла бы за себя постоять. Для меня очень важно, что я живу самостоятельно. Очень-очень важно.

17 лет: своя квартира

Елена Шевченко не раз удивляла дочь своим доверием. Следующий, уникальный, сточки зрения Маши, случай произошел после того, как она окончила школу. Получила аттестат и сообщила маме, что хотела бы жить отдельно.

– У нас всегда были очень близкие отношения, и сейчас мама – моя самая лучшая подруга, я рассказываю ей все. Но все равно я была по­трясена, когда она меня отпустила. Просто сказала: «Да, давай!» До та­кой степени доверяла!

Маше сняли квартиру, и она уехала – за романтикой, за независимой и свободной жизнью. Деньги тогда сама уже зарабатывала. Посетила «Икею» – выбрала мебель. Охранники в доме помогли затащить. Шка­фы собрала сама. Красиво получились, просто здорово. Но вскоре на­ступила момент, когда отчаянно захотелось вернуться назад, к маме.

– Мне-то казалось, понятное дело, в силу максимализма, что жить от­дельно – счастье. Что трубы никогда не текут, канализация не портится, ручки не отламываются от двери... В общем, все мои романтические мечты быстро разбились о быт. Я рыдала и думала: «Господи, зачем же я ушла из дома? Но прийти и сказать: «Мама, возьми меня обратно» я не могла. Упрямая очень. Так что перетерпела. Зато теперь это не пробле­ма. А нормальная взрослая жизнь, обычная, как у всех. Просто в 17 лет я была к ней не очень готова».

"Все мои романтические мечты быстро разбились о быт. Я рыдала и думала: "Господи, зачем же я ушла из дома? Зато теперь это не проблема".

Слушая Машу, я думала о том, что когда девушка в таком возрасте начи­нает жить отдельно, всегда есть опасность превращения ее квартиры в «проходной двор», постоянное прибежище для многочисленных знако­мых. И так все может надоесть, что никакой квартиры не захочется...

– У меня гости – редкость, – отвечает Маша. – Ко мне могут зайти только очень близкие друзья. Квартира – мое личное пространство, я им дорожу.

Она часто делает перестановку у себя дома. Говорит, еще лет с 12-ти на­чала переставлять мебель, и теперь каждые полгода у нее в квартире все по-другому. Ведь любая перемена дает стимул. Она сама создает себе эти стимулы, чтобы идти дальше, не останавливаться. Это маленький секрет Марии Машковой.

–  Квартира – в какой-то мере отражение моего внутреннего мира. Мое состояние меняется, и в квартире что-то меняется. Сначала преобладал черный цвет, потом синий, а сейчас главный в доме – бирюзовый. Би­рюзовые шторы, покрывала, ковры. Над кроватью – огромная карта мира.

19 лет: за рулем

Очень скоро Мария Машкова стала классным водителем. А перед тем она подошла как-то вечером к маминому мужу (с Владимиром Машко­вым Елена Шевченко рассталась, когда Маше было два года) и просто сказала: «Слушай, Игорь, дай-ка мне ключи от твоей «тойоты», я хочу на­учиться водить машину». И он дал: ладно, мол, вокруг дома прокатись. Маша сказала просто так, озвучила свою мечту без всякой надежды. И что теперь, отказываться? Ни за что. Взяла ключи. Игорь объяснил: D -драйв, R – назад. Вышла, села в машину и на «аварийке» тихонечко по­ехала. Потом выучила правила дорожного движения, получила права и купила машину.

–  За рулем мне совсем не страшно, я получаю удовольствие от вожде­ния. А мама сказала:  Видимо, у тебя это врожденное».

Машину выбирала с помощью маминого младшего брата – того самого деспотичного воспитателя, который с детства настойчиво приучал Машу к труду. Выбрали «мицубиси кольт» – маленький и удобный для начина­ющего водителя-девушки автомобиль. Через год «кольт» был продан и куплена «хонда CRV».

–  Во-первых, меня убеждали, что джип – это безопаснее, во-вторых, че­рез год, когда я уже научилась водить, мне стала неинтересна малень­кая машина – всего 1,2 литра. Хотелось скорости. Сейчас езжу на джипе и очень довольна. Большая, удобная, красивого синего цвета. Ава­рии? Нет, аварий не было, тьфу-тьфу-тьфу. Я хороший водитель.

21 год: время поклонников

Машина – тоже личное пространство, а для молоденькой актрисы, кото­рую все узнают, хотят протянуть руку и потрогать – еще и крепость. В город Форос, неподалеку от Киева, где Мария снималась прошлой осенью в фильме с рабочим названием «Золотой лепесток», она ездила на поезде. Очень уставала – одновременно играла в спектаклях в Москве, в сериале «Все смешалось в доме»... Ребята из съемочной группы в Форосе позвали на дискотеку – мол, давно там не была. Маша честно призналась: 150 лет. И пошла.

– Это был единственный клуб, называется «Президент». Вот где я испытала полное ощущение, что попала в молодость моих родителей, в 70-е годы, – рассказывает Маша. – Сначала было очень мало людей, а потом народ подтянулся. Мы танцевали. И вдруг во мне узнали Машу Тропинкину! Слу­чился паноптикум. И стало страшно. Они начали кричать, обнимать... Такие «тактильные» моменты меня очень пугают. А вообще мне нравится, когда меня узнают, когда вижу своих поклонников. Игрушки дарят... Думаю, мно­гие артисты лукавят, когда говорят, что это им безразлично. Безусловно, приятно. Если, конечно, это не патология и не фанатизм. А потом мне ка­жется, что если ты не хочешь, чтобы тебя узнавали, тебя могут и не узна­вать. Надеваешь кепку и чешешь, не привлекая к себе внимания. А есть ар­тисты, я таких знаю, которые, наоборот, любят устраивать на улицах города какой-то экшн – медленно ходят, оборачиваются: «Да-да, это я...» – При этих словах лицо Маши принимает важное и очень смешное выражение.

Две недели молчания

Буквально за два дня до нашей встречи Мария Машкова вернулась из Индии, где провела две недели. Она уже немало удивила меня расска­зами о своей жизни, но Индия... Зачем-то она не поехала в пятизвез­дочный отель, где, в принципе, и место молодым известным актрисам. Она отправилась в маленький поселок и жила в домике, который сда­вали индусы. Под окном гуляли кабаны, по утрам пели петухи, из душа текла холодная вода, зато рядом было море.

– Я только к концу второй недели научилась там жить – внутренне успо­коилась и перестала быстро ходить, будто куда-то тороплюсь. Перестала думать. Поняла, почему в Индии люди остаются на месяц-два: необхо­дим реабилитационный период, после которого можно наслаждаться ощущениями. По утрам выходила к морю – сидела на берегу и просто молчала. Там очень хорошо молчать. И тебя никто не спросит: что случи­лось, почему ты такая грустная? Вот сейчас отпуск закончился. Начина­ется долгий рабочий период, гастроли...

Штирлиц идет по коридору. По какому коридору?

Вечером я пошла на спектакль, в котором играла Маша. Он называется «Штирлиц идет по коридору». Я смотрела на нее совершенно другими глазами – почти как на родного человека. А вот про Штирлица, куда он шел и куда делся, так ничего и не поняла. Видно, заворожила ее великолепная игра. После спектакля при полном аншлаге зал вызывал акте­ров на сцену четыре раза.

А я думала: какое счастье, что все так хорошо сложилось! Что Маша в свое время бросила Плехановскую академию и поступила в Щукин­ский институт, преподнеся сюрприз своим родным. Что снималась в сериалах и приобрела бесценный жизненный и профессиональный опыт. Что больше сниматься в сериалах не хочет и отдает предпочте­ние театру. Что отлично показала себя как характерная актриса, что много работает, полна идей и планов... И еще очень хорошо, что сердце ее переполняет любовь – к родным, которые ей безгранично доверяют, к своему педагогу и режиссеру Александру Назарову, кото­рый поверил в ее талант, к Марии Мироновой, которая вводила ее в первый спектакль – «Варвар и Еретик», сыгранный в «Ленкоме», к ве­ликим актерам, у которых старается многому научиться. И, конечно, к своему мужу Артему Семакину, сыгравшему в сериале «Не родись красивой» роль Николая Зорькина. Он сидел в центре зала и не сво­дил глаз с Маши. Но это уже другая глава из жизни Марии Машко­вой. В личную жизнь начинающей актрисы мы вмешиваться не ста­нем. Я и не собиралась.

Авторизация
Логин:
Пароль:
Войти

2 (25) 2007
Номер 2 (25) 2007

Краткий анонс:
Лагерь жизниНе первый год взрослаяБанкомат по прозвищу «зверь»
127051, г. Москва, 1-Колобовский переулок, дом 19, строение 2
Тел.: +7 (977) 777-99-69
E-mail: mail@samoz.ru
Internet: www.samoz.ru
Главная | Новости издания | Текущий номер | Секция самбо | Архив номеров | On-line сервисы | Контакты | Полезные ссылки
Rambler's Top100