Самозащита
Особый репортажЛичное делоТайная планетаСекретные хроники
Генеральная линияНовейшая историяШколаСпортивная медицина
Секция самбо
On-line подписка On-line голосование Подписка на новости О журнале Где купить Редакция журнала Вакансии Для рекламодателей Media Kit Выставки Партнеры Журналу «Самозащита без оружия» - 10 лет «Самозащита без оружия» в Raff House
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо

Расстрел у боровицких ворот

Текст: Игорь Атаманенко.

Двадцать второго января 1969 года Москва, а за ней вся страна узнали, что покушения на глав государств происходят не только за океа­ном, где незадолго до этого был убит президент США Джон Кеннеди. Стреляют, оказывается, и при въезде в Кремль. И хотя наши газеты со­общили, что террорист стрелял в космонавтов, даже люди, далекие от политики, понимали: мишенью был Генеральный секретарь ЦК КПСС. Говорили и о внешнем сходстве летчи­ка-космонавта Георгия Берегового с Леонидом Брежневым. Однако сути это не меняло. Более того, покушения вообще могло и не быть, если бы не борьба за власть между председателем КГБ и его заместителем...

ПРЕРВАННАЯ ТЕЛЕТРАНСЛЯЦИЯ

В этот день ликовала вся страна. Из Москвы шел прямой репор­таж, и миллионы советских людей, застыв у телевизоров и ра­диоприемников, следили за церемонией торжественной встре­чи героев космоса в правительственном аэропорту Внуково-2. Телекамеры показывали крупным планом улыбающиеся лица космонавтов Берегового, Шаталова, Елисеева, Хрунова, Волынова и... Леонида Ильича Брежнева. «Кортеж правительственных машин приближается к Боровицким воротам, и через несколько минут герои-космонавты будут в Кремле, где состоится торжественная церемония их награж­дения!» Это была последняя мажорная нота в репортаже с мес­та событий. Прямая трансляция внезапно прервалась. Возобновилась она примерно через час и производила стран­ное впечатление. Показывали церемонию награждения. Но где восторг, где ликование? Телезрители недоумевали: почему на­грады вручает Подгорный? Где Леонид Ильич? В тот же день по Москве поползли слухи, что Брежнев в резуль­тате покушения убит. И не где-нибудь – в Кремле! Достали... Страна, забыв о героях космоса, вновь прильнула к радиопри­емникам и, затаив дыхание, вслушивалась в сообщения «вражь­их голосов» – они-то все скажут...

Так что же осталось за кадром телетрансляции? Как только пра­вительственный кортеж в сопровождении мотоциклистов при­близился к Боровицким воротам, раздались выстрелы. Некто в милицейской форме метнулся к кавалькаде лимузинов и, про­пустив первую машину, открыл огонь по второй. Классический террористический акт: нападающий стрелял в упор с двух рук одновременно. Одна из пуль срикошетила и ранила в плечо мо­тоциклиста. Превозмогая боль, он направил мотоцикл прямо на террориста и сбил его с ног. К упавшему бросились офицеры из охраны, выбили у него из рук пистолеты. Впрочем, это уже было лишним: террорист израсходовал весь боезапас, выпус­тив в машину шестнадцать пуль.

Нападавший не сопротивлялся. У него внезапно закатились глаза, изо рта хлестнула белая пена, и он зашелся в нервном припадке. Узнав, что чуть было не расстрелял космонавтов, бо­евик вообще впал в прострацию. Ведь он был уверен, что во второй «чайке» (о чем неоднократно повторяли дикторы радио и телевидения) находятся Брежнев, Косыгин и Подгорный. Им то и предназначался смертоносный свинец... В машине же, на которую обрушился шквальный огонь, ехали космонавты: Береговой, Леонов, Николаев и Терешкова. Неко­торые из них пострадали: Береговому осколки стекла поранили лицо, у Николаева пуля застряла в спине, но он не потерял са­мообладания и, перехватив руль у раненого водителя, сумел припарковать машину к обочине.

Бившегося в истерике террориста скрутили, сунули под нос на­шатырь, затолкали в черную «волгу» и увезли с места происше­ствия во внутреннюю Лубянскую тюрьму. Начались допросы. На вопрос, зачем ему понадобилось убивать высших руководите­лей страны, Виктор Ильин, день назад самовольно оставивший свою часть, с пафосом заявил, что физическое устранение государственных деятелей – дело праведное. Примером тому яв­ляются террористические акции американца Джона Бута или нашего Александра Ульянова. И вообще, пострадать за веру, народ и Отечество всегда было в чести и традициях российско­го офицерства и прогрессивно мыслящей интеллигенции. Но больше всего следователей изумляла удачливость террори­ста: ни на одном этапе, кроме завершающего, он не промахнул­ся. Только сейчас, когда стали доступны ранее засекреченные архивы, появилась возможность найти объяснение сумасшедшему везению террориста. Как это ни покажется странным, удача сопутствова­ла Ильину в основном по причине лубянских подковерных интриг. Так, Брежнев хорошо помнил, какую роль сыграл прежний председатель КГБ СССР Владимир Семичастный в устранении Хрущева. Чтобы исключить исторические аналогии, приставил к Андропову в каче­стве конвойного пса Семена Цвигуна. То­го связывали с Брежневым не только го­ды совместной работы в Молдавии, но и родственные узы: они были женаты на родных сестрах.

Скрытое противостояние началось с пер­вого дня совместной работы. Но если Ан­дропов относился к своему заму, как аристократ к гардеробщику, то в отноше­нии Цвигуна к непосредственному начальнику прослеживалась агрессивная напористость сержанта-сверхсрочника, который постоянно стремится «уесть» ко­мандира и доказать ему, вчерашнему вы­пускнику военного училища, что «сапоги надо чистить с вечера, чтобы с утра на­девать их на свежую голову». В качестве первой серьезной проверки устойчивости Андропова, его способно­сти держать удар как раз и можно рас­сматривать события у Боровицких ворот. И проверку эту устроил не кто иной, как его заместитель, Семен Цвигун. В без­действии Цвигуна, в его попустительстве преступному умыслу, о котором заблаго­временно его информировал начальник УОО КГБ по Ленинградскому военному округу, не следует искать признаков профессиональной неком­петентности. Все дело, думается, в его карьерной алчности и циничном расчете.

ФАНТАСТИЧЕСКОЕ ВЕЗЕНИЕ

Виктор Ильин на рейсовом автобусе доехал от аэропорта до метро и уже через час позвонил в квартиру своего дяди-отстав­ника. Увидев на пороге нежданного гостя, хозяин и его жена встревожились: что стряслось, если без предупреждения, без телефонного звонка, без телеграммы?

– Все в порядке. Просто хочу на космонавтов посмотреть. Ког­да еще такая возможность представится. Завтра ведь встреча? Вечером за ужином племянник как бы вскользь мечтательно произнес:

– Вот если бы ты, дядя, дал мне завтра свою форму...

– Ты что, с ума сошел? Знаешь, что за это полагается? Ильин рассмеялся и перевел разговор в шутку. А рано утром, не попрощавшись с родственниками, исчез. Вместе с милицей­ской формой гостеприимного хозяина.

Он прошел мимо Исторического музея, свернул в Александров­ский сад. В проезде Боровицких ворот увидел милицейское оцепление. Что делать? Преодолев слабость в ногах, Ильин вспомнил, что он по виду не отличается от них, и не спеша встал между милиционерами – наугад, по наитию. Правда, случилась минута, когда он снова ощутил предатель­скую дрожь в коленях. Это произошло, когда к нему, молчаливо стоявшему уже в другой точке – в Кремле, у Алмазного фонда, приблизился некий гражданин в штатском и по-военному стро­го спросил:

–  Ты чего здесь стоишь?

Страх придал наглости, и Ильин зло бросил в ответ:

–  Поставили, вот и стою!

Когда утром дежурный по Комитету доложил Цвигуну, что в Краснопресненский райотдел КГБ обратился гражданин, кото­рый заявил о появлении в его доме вооруженного племянника, генерал выругался. Похоже, что он может утратить возможность монопольно распоряжаться информацией, поступившей из Ле­нинградской области. Чтобы не выпустить ситуацию из-под кон­троля, а также для создания видимости проверки сигнала, Цвигун приказал коменданту Кремля посадить дядю дезертира в машину и ездить с ним по маршруту Кремль – Внуково: не мелькнет ли в толпе знакомое лицо. Эта изначально абсурдная идея должна была притупить бдительность Андропова, внушить ему мысль, что задержание подозрительно ведущего себя младшего лейтенанта – дело каких-нибудь пятнадцати минут. При этом Цвигун почему-то не торопился с раздачей фотогра­фий Ильина стоящим в оцеплении сотрудникам милиции и КГБ...

ТОНКИЙ РАСЧЕТ

Когда Брежнев, Косыгин и Подгорный погрузились в машину, раздался телефонный звонок. Трубку поднял адъютант генсека Г. Петров. Звонил Цвигун, попросил к телефону Брежнева. Не вдаваясь в подробности, он порекомендовал дорогому Леониду Ильичу сделать во время движения перестроение и следовать в кортеже под номером три. Значит, Цвигун отдавал себе отчет, что ожидаемые от Ильина враждебные проявления строго адресны? Подстраховывался Семен Кузьмич не потому, что пекся о государственной безопасности и о престиже державы, а лишь для того, чтобы не потерять драгоценного родственника и по­кровителя. Отсюда и предупреждение, сделанное в последний момент.

В напутствии «под занавес» был скрыт тонкий расчет. Во-пер­вых, последние предупреждения, как и те, кто их делает, лучше запоминаются. Во-вторых, зачем мешать Ильину совершить то, что он задумал? Его лишь надо «замкнуть» на другой объект, и пусть себе стреляет по второй машине, тем более что в ней едет Береговой, внешне так похожий на Брежнева. Спрос-то все равно будет с Андропова: он же пока во главе государствен­ной безопасности.

А что же Андропов? Неужели доверился заму и все отдал на от­куп случаю?

Искусственно созданный Цвигуном цейтнот не позволил Андро­пову эффективно использовать тайных агентов, которые обяза­ны присутствовать в толпах москвичей по пути следования космонавтов. Не были они вовремя снабжены и фотографиями террориста. В том, что Ильин прибыл в Москву для совершения террористического акта, у Андропова сомнений не было. Догадался председатель и о том, что его заместитель также не пита­ет иллюзий в отношении намерений боевика. А меры по его розыску носят лишь демонстративный и отвлекающий характер. Опасность возникновения скандала заставила Андропова дей­ствовать энергично. Охрана Кремля и подъездов к нему со сто­роны Боровицких и Спасских ворот была усилена надежными оперативниками из центрального аппарата КГБ. Затем он отдал распоряжение председателю Госкомитета по радиовещанию и телевидению беспрестанно передавать в эфир информацию о порядке следования машин в кортеже, подчеркивая при этом, что во втором автомобиле находятся Брежнев, Косыгин, Под­горный.

–  Юрий Владимирович, – взмолился Н.Н. Месяцев, – но ведь это все равно что при входе в подъезд вывесить объявление: «Уважаемые домушники, деньги находятся в квартире на вто­ром этаже!». Если мои дикторы во всеуслышание сообщат, что во второй машине находится все руководство страны, то какая-нибудь пьянь обязательно запустит в нее бутылкой, это же ежу понятно!..

Андропову было совсем не до ежей, поэтому он, вопреки при­вычке выражаться просто и без назидания, сказал:

–  Вы, товарищ Месяцев, государственный человек, а не фео­дал! С каких это пор в Госкомитете появились ваши дикторы? Да и вообще, ежи какие-то у вас на уме... Может, вас на зоопарк перебросить? Имейте в виду, что телевизор и радиоприемнику меня включены, поэтому я лично прослежу за работой дикто­ров... До свидания!

Последнее, что сделал Андропов, – позвонил Брежневу и пред­ложил немедленно перестроиться, заняв в кавалькаде послед­нее, пятое место...

Перечить Леонид Ильич не стал, тем более что это было уже второе предупреждение, и не от кого-нибудь, а от высших чи­нов госбезопасности! Конспиратор он был отменный, поэтому, положив трубку, с наигранным недоумением обратился к Косы­гину и Подгорному:

– А мы-то чего лезем вперед? Кого чествуют, нас или космо­навтов? Скромнее надо быть, товарищи, скромнее...

Когда стихли выстрелы, лимузин с «троицей» рванул в Кремль и тут же врезался в машину «скорой помощи», мчавшуюся на звук пальбы.

При ударе Брежнева отбросило на перегородку, и он рассек бровь. Поэтому награды космонавтам, как это видела вся стра­на, вручал Подгорный...

Кстати, после инцидента высшее руководство страны никогда более не находилось одновременно в одной машине или само­лете. Политбюро опасалось рецидивов «Боровицкого синдро­ма».

Авторизация
Логин:
Пароль:
Войти

4 (27) 2007
Номер 4 (27) 2007

Краткий анонс:
Моя АнтарктидаРасстрел у боровицких воротСамый спортивный ректорАкцент – на связки
127051, г. Москва, 1-Колобовский переулок, дом 19, строение 2
Тел.: +7 (977) 777-99-69
E-mail: mail@samoz.ru
Internet: www.samoz.ru
Главная | Новости издания | Текущий номер | Секция самбо | Архив номеров | On-line сервисы | Контакты | Полезные ссылки
Rambler's Top100