Самозащита
Особый репортажСюжет человекаМир вокругЛичное дело
Генеральная линияНовейшая историяЖивая легенда
Федерация самбо Москвы Фонд поддержки и развития самбо Российский Союз Боевых Искусств
On-line подписка On-line голосование Подписка на новости О журнале Где купить Редакция журнала Вакансии Для рекламодателей Media Kit Выставки Партнеры Журналу «Самозащита без оружия» - 10 лет «Самозащита без оружия» в Raff House
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо

За острова

Текст: Марина Родина. Фото: автора.

Олег Афанасьевич АрадушкинОлег Афанасьевич Арадушкин, заслуженный художник Рос­сийской Федерации, член-корреспондент Академии художеств России, родился в 1951 году в Подольске Московской области. Окончил художественный факультет ВГИКа. Участвовал в качест­ве художника-постановщика в создании ряда фильмов, в том числе «Красное и черное», «Возвращение резидента». Работы Олега Арадушкина есть во многих музеях, галереях и частных коллекциях России и зарубежья. Взрослая дочь Олега Афанасье­вича тоже художник, работает в жанре мультипликации.

Его сокровенная «соловецкая серия» поразила всех как громом. Несколь­ко залов, на каждой стене – бесчис­ленные изображения сброшенных крестов, запустения, безлюдья. Раз­рушенные храмы. Завалы бревен, оставшихся на берегу еще с тех вре­мен, когда их сплавляли заключен­ные ГУЛАГа. Целые поля безымянных могил с покосившимися крестами. Пройти по выставке – как попасть на Соловки, как запрокинуть голову к куполам, как пригнуться, заглядывая в темные холодные кельи. Посетите­ли выходили с выставки потрясенны­ми, вспомнившими свое родство. Свое прошлое.

Эта экспозиция случилась шесть лет назад в Академии художеств. Работы Олега Арадушкина безусловно пользо­вались успехом. И я не могла забыть вы­ставку, возвращалась к его картинам – мысленно и на самом деле: несколько раз заходила в выставочные залы, вгля­дывалась в полотна, разумеется, искала информацию о новом для меня худож­нике. Хотелось увидеть другие работы мастера. И странно: оказалось, что большинство его произведений – собст­венность заокеанских галерей. Я узнала почему. Для этого познакоми­лась с Олегом Арадушкиным. И записала в общем обычную, но все-таки уни­кальную историю выживания его «Соло­вецких островов».

ССЫЛКА НА СОЛОВКИ

Семнадцатилетним мальчиком, студен­том художественного училища приехал Олег Арадушкин на этюды в Соловецкий монастырь, когда тот впервые открылся для посещения. Туристам тогда не гово­рили, какие трагедии еще несколько лет назад разыгрывались внутри этих древ­них каменных стен. Люди сами это чув­ствовали. Кожей. Глазами. Поруганные иконостасы все рассказывали без экс­курсовода. Тогда еще не были ярко отре­ставрированы храмы. Резали глаз таб­лички «шестой барак», «лазарет». Когда Олег вернулся домой, ему, потря­сенному увиденным на островах, родные многое порассказали. О том, как в страшные тридцатые годы одного из его дедов репрессировали. Как выжила в сарае бабушка с восемью детьми, когда их выгнали из собственного дома. Как после двадцати пяти лет ГУЛАГа вернул­ся домой дед. Олег слушал эти семей­ные предания и запоминал. Днем сдавал на «отлично» экзамены по политэкономии и научному коммунизму, конспектировал Ленина, а вечером ло­вил «Голос Америки». А с наступлением лета в очередной раз «ссылал» себя на Соловки.

Копилась на стеллажах его боль, его по­лотна. Это была невостребованная тема. Запретная. За тридцать три года ни на одну выставку не пригласили самую за­ветную, самую объемную, жизнезатратную серию полотен Олега «Соловецкие острова». Она была главной в жизни Арадушкина. Но в семейный бюджет не приносила ни гроша. Нужно было как-то выживать, и Арадушкин активно писал, выставлялся. Его работы скупались кол­лекционерами из Швеции, Франции, Канады, да еще бог знает откуда. Однажды в конце 1980-х Олег принес в московский худсалон на Петровке свою очередную работу. Эксперт познакомил Арадушкина с постоянной покупательни­цей. Она назвалась Леной Юргенс. Призналась, что, приезжая в Россию, ищет в салонах работы Олега. Живет она в Швеции... А через пятнадцать лет от нее звонок: «Я теперь уже атташе по культуре посольства Швеции». Пригла­сила на прием в посольство. В общем, помогла заграница... В 1980-х-начале 1990-х у Арадушкина все работы уезжали за границу. Это помогло выжить и остаться в профессии. Не сгинула и главная работа Арадушкина – «Соловец­кие острова». Через 30 лет ее все-таки «пригласили», и сразу – в Академию ху­дожеств, в главный выставочный зал России. Уже новой страны.

ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЬ ДОЛЛАРОВ И КАРАНДАШИ

В 1987 году в жизни Арадушкина случи­лось приключение. Путешествие за гра­ницу, круиз. Путевка по профсоюзной линии. Уже вроде преддверие демокра­тии, а проверяли полгода, как перед полетом в космос. Анализы, психдиспан­сер. Собеседование. Из-за его отличных знаний по политэкономии проверяющие неожиданно насторожились, чуть было не запретили поездку. Пришлось оправ­дываться отличной памятью, к которой просто липнут знания. Выдали двадцать девять долларов. Ну, как водилось тогда, проинструктировали. Ходить тройками. Друг за другом приглядывать. Как заве­череет, сразу в отель. В Риме Олег первым делом решил зайти в художественный салон купить угольных карандашей. С непривычки от изобилия и многообразия глаза разбежались. Ошалел прямо. Но взял себя в руки и спросил продавца о цене. Цена тоже удивила. Целый доллар за штуку. Купил первый попавшийся карандаш и вышел на улицу отдышаться и поразмыслить. Попривыкнуть к реальности. Осознать. На улице встретил туристов из своей группы, те помогли сделать change. По­меняли матрешку на один доллар. За­держал вдох, как перед глубоким нырком, и опять в магазин. Протянул про­давцу двадцать девять долларов и по-итальянски изрек «матито» – карандаш то есть. Тут уже пришла очередь продав­ца удивляться. Двадцать девять уголь­ных карандашей сразу да еще один до этого! Видимо, за всю карьеру продавцу не приходилось отдавать столько одно­му покупателю.

Ну и все, о покупках дальше можно было не беспокоиться. Дышал воздухом веч­ного города. Вечером вопреки инструк­ции тайком выбирался из отеля и бро­дил, бродил по древним улицам. Сейчас эти воспоминания художника кажутся забавными. С прошлым Олег расстается с доброй улыбкой, как бы извиняя судь­бу за излишнюю жесткость. Только к своему пятидесятилетию получил Олег признание, и неожиданное зва­ние академика, и персональную выстав­ку в Академии художеств. Ну, не такое уж неожиданное, возразила бы я. За то, что остался художником. За эти двадцать девять карандашей. За «Соловецкие острова», которые застав­ляют нас вспомнить себя.

Авторизация
Логин:
Пароль:
Войти

1 (30) 2008
Номер 1 (30) 2008

Краткий анонс:
Тяньвань доверияКлетка для ПринцаЗа островаПитер выбирает самбо
127051, г. Москва, 1-Колобовский переулок, дом 19, строение 2
Тел.: +7 (977) 777-99-69
E-mail: mail@samoz.ru
Internet: www.samoz.ru
Главная | Новости издания | Текущий номер | Секция самбо | Архив номеров | On-line сервисы | Контакты | Полезные ссылки
Rambler's Top100