Самозащита
Особый репортажПерсона номераЯ говорюЛичное дело: Анита ЦойЛичное дело: Алексей ШтурминМир вокруг
Новейшая историяВехи историиПерспектива. НовостиЖивая легенда
Экипировочный центр "DAN SPORT"
On-line подписка On-line голосование Подписка на новости О журнале Где купить Редакция журнала Вакансии Для рекламодателей Media Kit Выставки Партнеры Журналу «Самозащита без оружия» - 10 лет «Самозащита без оружия» в Raff House
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо

Авангард особого назначения

Текст: Наталья Ильина. Фото: Алексей Степанов.



Редакционная машина не понадобилась. Как выяснилось, мы соседи. Правда, место не сразу узна­ла. Корпуса новые, дорожки те, да не те – реанимированные, с породистыми елками по бокам. Вместо пустых глазниц – стеклопакеты, вместо хлама – выметенные «карманы» для военных вездеходов. За каких-то три года на развалинах бывших казарм вблизи подмосковного г. Долгопрудного выросла но­вая часть – ставка ОМОНа ГУВД по Московской области «Авангард». В спецотряде – только образцо­вые бойцы, почти все с армейским прошлым и опытом работы в экстремальных ситуациях. Собраны здесь, похоже, чтобы развеять стереотипы о непрофессиональной милиции. Мои, во всяком случае, точно.

Город-сад

Места для корпусов командир отряда, майор Владислав Фомин, кстати, выпуск­ник школы «Самбо-70», подбирал сам. Еще из десантных войск не ушел, а уже ездил сюда, в подмосковные леса, схемы набрасывать. Собственноручно, чтобы план соответствовал его профессиональ­ным представлениям о дислокации со­временного ОМОНа. «Наверху» показал, разжевал, доказал – в МВД дали денег. Ни копейки в песок, все ушло в город-сад, отстроенный с нуля. Командирский пункт, поле, площадки для техники, учеб­ные классы, залы – тренажерный и тре­нировочный для борьбы – только начало. В планах восстановление стадиона с три­бунами, чтобы сотрудники не только в лес через шоссе на кросс бегали. И даже строительство общежития и вертолетной площадки. И то и другое жизненно необ­ходимо для отряда, где чуть ли не полови­не бойцов до службы добираться час-два, а потом столько же прорываться сквозь пробки на задание.

Утро еще, спешим с Павлом Кирилло­вым, назначенным моим опекуном и по совместительству инструктором по бое­вой и физической подготовке, мимо пар­ковки. Только два милицейских «форда», остальные сорвались на захват, оставив в лагере от силы человек десять. Жест Пашиной доброй воли – и в руки полу­чаю руль «Тигра», семитонного газика (а внешне «хаммера») на двенадцать че­ловек. С химзащитной обивкой внутри на случай, не дай бог, повышенной радиации и дублированными внутренностями – от бензобаков до кондиционеров. Двигаю кресло, пробую педаль сцепления и газа – достаю (!). Немею от восторга. Дурац­кий вопрос: «А что это за окошки в бро­нированном стекле?» – не вызывает почему-то смеха у провожатого, смелею, прошусь в тир.

 

Владислав Фомин в отряде и командир и наставник


На полувдохе

В тире не только тир. Длинная кишка гулкого коридора вмещает в себя и поло­су препятствий. Двери для выбивания – внешне деревянные, а внутри металл. Прикладываю все свои «лошадиные» – еле поддаются. Тяжеловесов из ОМОНа учат их подрывать взрывным устрой­ством «Ключ». Легким, компактным бой­цам, «альпинистам», устойчивым во всех смыслах, – другие игрушки: модели кар­низов, стен и подоконников. Лестницы, канаты для отработки взятия небоскре­бов – все свежее, веревки не успели про­тереться. Галерея «потемкинских» фаса­дов с разными вариациями расположения окон – слева от двери, справа. Люки, лазы, лабиринты – все, чтобы до автома­тизма доводить ориентацию «на местно­сти» и захват жертвы в ее же логове.

Хороший боец обязан владеть различными приемами


– Не хватает трапа и лестничных мар­шей, обещали доделать, – ставит меня в известность капитан Кириллов.

Киваю и изучаю потолок: какие-то крючки, как для качелей. Зацепиться бы, по спелеологической памяти, веревкой, пристегнуть карабин – и вверх, штурмо­вать высоты. Не штурмовать, как выяс­нила, а стрелять в обезьяньих позах – от оверкиля, вниз головой, до положения боком. Я и с подвывертом, и без выверта не могу.

– Пистолет на двух пальцах, осталь­ные накладываются сверху. Плавный на­жим, выстрел на полувдохе или выдохе. Вопросы есть?

– Есть! У меня большой палец до вон этой «пяточки» – курка, что ли? – не достает.


– Упростим задачу, – железные нотки в капитанском голосе смягчаются. – Де­лаете буковку «ш» из мушки и прицела, смотрите в десятку, но ствол чуть вниз, выбрали свободный ход – плавный и не­прерывный. Скоро повесим на стену ин­терактивный экран с картинкой реальных захватов, а пока так – представьте нена­вистную рожу и с холодным сердцем…

– Товарищ капитан, я не могу в нена­вистную – и с холодным сердцем.

– Ну, с горячим. Бах!

«Бабахнула». Сера в нос. В ухо – эхо и внезапное «торможение» вентилятора в прекрасном далеке. Временная потеря слуха к утру пройдет, «успокоил» гид и наставник. Бегом к мишени – ни одного попадания.

Боевое крещение громко завалено. Никаких десяти секунд подготовки: мне или сразу стрелять, не думая, или месяц, как местные орлы, собирать-разбирать оружие. Пистолеты – вплоть до совре­менного Ярыгина, автоматы, снайперские винтовки, самодельные взрывные устрой­ства. Зубрить все данные оружия – если не от и до, то азы конструкции и балли­стики точно. То как раз, чем в обычной милиции мучают не каждого, а здесь – всех без исключения. Потому что готовят универсалов, бэтменов и бондов, готовых по первой же отмашке заменить друг друга за гранатометом или рулем бронемашины.

Бойцы отряда регулярно сдают зачеты по боевой подготовке. Поэтому занятия проходят ежедневно и по несколько часов

– На всякий пожарный, – шутит «гид» и двигает ближе толстую пачку экзамена­ционных билетов, как будто заранее уже приготовленных к моему приходу.

У меня волосы дыбом: километраж вопросов – от ежемесячных поправок в антикоррупционном законодательстве до маскировки в тылу врага и религиоз­ных конфессий.

– Это применительно к Кавказу, что­бы не путали мусульман со стариками Хоттабычами, – предупредил вопрос Па­вел. – Ко всему должны быть готовы. В одном отряде был случай: приехали встречать VIP-персону, а пришлось штур­мовать захваченный самолет. 

Женщин в отряде немного. Но они так же блестяще справляются со всем, не хуже коллег-мужчин
Дамы с собачками

Все бойцы – мужчины и женщины, саперы и связисты, высотники и водители  помимо своих дисциплин регулярно сда­ют общие зачеты, в том числе и по огневой подготовке и физнормативам. Кроссы женщинам заменяют челночным бегом, подтягивания – отжиманиями и упражне­ниями на пресс. А то еще загоним их рань­ше времени, – смеется командир отряда Владислав Фомин. «Хозяин», как уважи­тельно обронил кто-то в разговоре.

Кстати, о дамах. Скажем, старший лейтенант Ольга Ковалькова сейчас вместе с четырьмя другими боевыми подругами, тоже контрактницами, слу­жит кинологом. Все профессиональные собаководы со стажем работы в поис­ковых центрах, и только она одна – в прошлом дипломированный юрист. Но тоже, по словам майора Фомина, с псами на ты. Два года как муштрует в ОМОНе «мухтаров», упражняется «легкими» трехкилометровыми про­бежками, стреляет в яблочко и даже де­лает лихие подсечки «врагам». Стар­лею, даже милой блондинке, завал курса молодого бойца грозит пересда­чей «хвостов» или даже увольнением. 


Юристы в погонах

Меня же как безнадежный элемент от­правили на выучку к самому командиру. Под трюфели к чаю и аккомпанемент теле­канала «Звезда» мусолим свежие новости.

– Видите, в Молдавии что происхо­дит? Одно неосторожное действие, и ми­лиция сама может спровоцировать мас­совые беспорядки. Поэтому терпение и только терпение – первая заповедь си­ловиков ОМОНа, – резюмирует майор Владислав Васильевич.

Позиция разумного невмешательства,как в действующих военных частях. От­морозков, готовых шашкой махать по по­воду и без, здесь сразу же отсекают.

При всем разнообразии здешнего ра­бочего инструментария – дубинок, газо­вых баллонов и электрошока – рамки его применения строго ограничены уставом и законом о милиции, где четко сказано, когда оружие применять, а когда нет. И бойцы командира Фомина учат его наизусть как «Отче наш». Это обязатель­ное условие. Как и чуть ли не идеальное знание административного и уголовного права, без которого нельзя грамотно оформить протокол задержания. Здесь все до единого «правоведы» (зачеты по законам проводятся постоянно), иные даже параллельно юридические вузы за­канчивают. В надежде, как милиционер­боец, прапорщик Алексей Мартыненко, потом, на пенсии (которая здесь наступа­ет после 35 лет), вплотную заняться пре­подаванием и наукой и даже, возможно, написать новый учебник. Ибо старые, по его словам, с незначительными измене­ниями копируют дореволюционное «По­лицейское право» и устарели.

- Зачем омоновцам юридические оценки, когда это полномочия оператив­ных служб? – возражаю я, и прапорщик просвещает:

- Чтобы у меня сомнений не возника­ло в своей правоте.

Майор Фомин добавляет:
– Неточность или ошибка в протоко­ле досмотра, медицинского освидетель­ствования, сдвинутый с места наркоман или вор – и все, адвокат готов повесить на нашего сотрудника всех собак.

   

Ясное дело, что с таким буквоед­ством в хорошем смысле любые попыт­ки самоуправства в отряде Фомина пресекаются на корню. Сразу же и бес­поворотно – вплоть до увольнения. Не зря же, по словам ребят из «Авангарда», перед каждым выездом, особенно на массовые мероприятия, майор устраи­вает спектакль. Моделирует сценки «точечного» захвата преступников, с борьбой на ножах и врукопашную, еще и штрафные уроки самбо дает про­винившимся. А послесловием к бою всякий раз проводит разбор полетов.

– Ты поняла? – объясняет мне наш фотокор Роман Денисов. – Здесь по шап­ке бьют за то, за что где-то в милиции по головке гладят. Армейская дисциплина.

Какой же ей еще быть, когда даже схема взаимоконтроля и воспитания у Фомина – как в образцовых военных частях: один за всех, и все за одного. Не схалтуришь: косой взгляд сослуживца или даже насмешка бьют по офицерскому самолюбию.

Вообще в «Авангард» берут проверен­ных – тех, с кем Владислав Фомин сам по­шел бы, а большей частью уже ходил (в свой чеченский, гэрэушный период) в разведку. Предпочтения у командора на­столько явные, что не оставляют никаких сомнений в облико морале вверенного ему отряда. Все сплошь и рядом – после сроч­ной в войсках спецназа и ВДВ или про­фильных вузов, в основном Рязанского воздушно-десантного командного учили­ща и Новосибирского института внутрен­них войск МВД. Все со стажем – кто-то даже с наградами, а многие с боевыми дей­ствиями за спиной. На счету самого Фо­мина, по слухам, три террориста, но он предпочитает молчать о подвигах, считая их делом «интимным».

 

Бои без правил

– Восемьдесят процентов успеха – внезапное нападение. В лифтовом или дверном проеме, пока человек не успел уловить движение. Подойти сбоку или сзади и обезвредить, – рассказывает Алексей Демин, командир отделения второго оперативного взвода. – А если сразу не получилось – мгновенная реак­ция и десяток сотен заранее продуман­ных рукопашных комбинаций.

Для наглядности вместе с бойцом Алексеем Мартыненко они демонстри­руют приемы боевого самбо. Со вкусом, медленно и покадрово. С тщательным перебором всех способов нейтрализации подсечками коленом, ударами голо­вой, расслабляющими в пах, болевыми в глаза, кадык, с «заячьей губой» и «но­сом пипкой». Все откорректировано са­мой жизнью, которая у омоновцев, как у саперов, не прощает ошибок. Это в спорте что-то можно предсказать, а в жизни – бои без правил.

Территория базы огромная. Техника самая современная. И нет повода, кроме, конечно, учений выводить ее на задание


В жизни вообще нападающих боль­ше, а времени для раздумий меньше, чем на ковре, – кидает афоризм прапорщик Демин. – Бывает, «жертвы» машут чем ни попадя – руками, ногами, ножами. Могут даже по голове шарахнуть или нанести сотруднику порезы, никакими пособиями не предусмотренные. А ты не вправе стре­лять на поражение: максимум пуля в ногу, за которую еще отдуваться придется.

Неадекватные и нетренированные граждане здесь не выдержат. Не пройдут ни медкомиссию, где требуется идеальная, первая группа здоровья – не только хро­нические заболевания или патологии, даже лишние килограммы могут стать причиной увольнения. Ни строгий персональный от­бор командира. Ни сложные психологиче­ские и логические тесты. Я вот сходу про­валила один, представив «голубой ветер» в виде себя за рулем машины, летящей по крайней левой полосе. Чем сильно, кажет­ся, развеселила командира. Так, что даже по-отечески приласкал: «Прямой есть, если что – звоните…»

Авторизация
Логин:
Пароль:
Войти

4 (39) 2009
Номер 4 (39) 2009

Краткий анонс:
Авангард особого назначенияНикто, кроме насНе испытав боли, нельзя воспитать характерБезбашенная АнитаЕдиноборства - это искусствоМузей борьбы
127051, г. Москва, 1-Колобовский переулок, дом 19, строение 2
Тел.: +7 (977) 777-99-69
E-mail: mail@samoz.ru
Internet: www.samoz.ru
Главная | Новости издания | Текущий номер | Секция самбо | Архив номеров | On-line сервисы | Контакты | Полезные ссылки
Rambler's Top100