Самозащита
Персона номераОсобый репортажЯ говорю: Ангелина ВовкЧеловек и делоMixfightСюжет человека: Дмитрий Марьянов
Генеральная линияПобедителиПланета спортаКлубыКумирыЮбилей
Экипировочный центр "DAN SPORT"
On-line подписка On-line голосование Подписка на новости О журнале Где купить Редакция журнала Вакансии Для рекламодателей Media Kit Выставки Партнеры Журналу «Самозащита без оружия» - 10 лет «Самозащита без оружия» в Raff House
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо

Персона номера: Александр Ранних

Текст: Мария Абельян.

Блестящий дипломат, Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ Александр Ранних представлял интересы нашей страны в Финляндии, Латвии, Исландии, а сейчас назначен послом в Объединенной Республике Танзании. Верой и правдой служа Родине, Александр Александрович никогда не забывает и о своем любимом увлечении — самбо, неустанно стараясь привлекать внимание к национальному виду единоборства за рубежом.

Биография:

Александр Александрович Ранних родился 25 июля 1949 г. в г. Москве в семье полковника Советской армии, потомственного военного. Имеет дипломатический ранг Чрезвычайного и Полномочного Посла.
1966–1971 гг. — учился в МГИМО по специальности «Референт-международник — специалист по странам Запада».
1971–1976 гг. — работал референтом, атташе Генерального консульства СССР в г. Турку (Финляндия). На определенном этапе был единственным во всей российской колонии, кто владел финским языком.
1976–1978 гг. — атташе Отдела Скандинавских стран МИД СССР.
1978–1980 гг. — третий, второй секретарь Секретариата заместителя министра иностранных дел СССР И.Н. Земского, который заметил А.А. Ранних как переводчика.
1980–1986 гг. — второй, первый секретарь, пресс-атташе Посольства СССР в Финляндии.
1986–1991 гг. — советник, помощник, заведующий Секретариатом первого заместителя министра иностранных дел СССР А.Г. Ковалева. Получил ранг Чрезвычайного и Полномочного Посланника.
1991–1992 гг. — посол по особым поручениям МИД РФ.
1992–1997 гг. — Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Латвийской Республике.
1997–1998 гг. — заместитель директора Первого Европейского департамента МИД РФ. Занимался странами Бенилюкса.
1998–1999 гг. — директор департамента — исполнительный секретарь МИД РФ.
1999–2002 гг. — директор Департамента безопасности МИД РФ.
2002–2006 гг. — Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Республике Исландии.
2006–2010 гг. — Полномочный представитель Российской Федерации при Организации Договора о коллективной безопасности.
В данный момент приступил к дипломатической миссии посла в Объединенной Республике Танзании.
Владеет финским и английским языками, мастер спорта СССР по самбо и дзюдо, увлекается верховой ездой, охотой.

- Александр Александрович, как получилось, что вы стали дипломатом?
- Случайно. В юности я собирался поступать либо в военное училище, либо на биофак МГУ им. М.В. Ломоносова, потому что мечтал стать зоологом-натуралистом. Отец, потомственный офицер, фронтовик, был резко против моей военной карьеры. Сдача экзаменов в МГИМО была раньше, чем в МГУ, и меня уговорили попробовать. Я не провалился и  не пожалел об этом: работа дипломата очень интересная и разносторонняя.

На свое счастье я получил финский язык, так как английский уже знал хорошо после школы. Язык редкий, благодаря ему я попал в МИД. Выдвинуться с английским гораздо сложнее - англоговорящие посольства очень крупные, там молодой дипломат - маленький винтик в большой машине. К тому же на тот момент Финляндия была единственным капиталистическим государством, где не было политических ограничений, я мог ездить по всей стране с лекциями. В каком-то смысле финский язык сделал из меня дипломата.

- Вы начинали свою карьеру в брежневские времена. Доводилось ли общаться с самим Леонидом Ильичом?
- В 1975 г. в Хельсинки проходил международный форум «Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе». Посол вызвал меня и поставил вторым переводчиком на высший уровень. Тогда я в первый раз переводил Леонида Брежнева и Урхо Кекконена, а потом с 1975 по 1990 гг. уже постоянно переводил всех лидеров: советских (от Л.И. Брежнева до М.С. Горбачева) и финских (Урхо Кекконен, Мауно Койвисто). Не говоря уже о премьер-министрах и министрах иностранных дел.

С Л.И. Брежневым и М. Койвисто, 1982 г.   С А.А. Громыко и М. Койвисто, 1985 г.

- Какое впечатление на вас произвел Брежнев?
- Самое хорошее. Он обладал замечательными человеческими качествами: всегда помнил о рядом стоящих, в том числе молодых сотрудниках, был предупредителен, вежлив, ценил роль помощника, прислушивался. Я также очень высокого мнения об А.Н. Косыгине как государственном деятеле, экономисте, политике. Тогда не только я, но и вся Финляндия была в восторге от него.

- Став заведующим Секретариатом первого заместителя министра иностранных дел СССР А.Г. Ковалева, вы получили ранг Чрезвычайного и Полномочного Посланника. Какие карьерные планы вы тогда строили?
- Это было серьезное повышение. Уже можно было думать о выезде послом в небольшую страну. Я ориентировался на Исландию. Но в этот момент происходит развал Советского Союза. В мире появляется 14 новых государств помимо России. Вскоре меня назначают послом в Латвию.

- Наверное, это была нелегкая дипломатическая миссия?
- Одна из самых трудных в моей жизни. В самом начале распада СССР приходилось быть послом в собственной стране. Потому что проблемы, которые на меня сваливались, носили как межгосударственный характер, так и бытовой. Защиты просили не только отставные ветераны СССР, жившие в Латвии, но и часть латышского населения, которая воспринимала меня как генерал-губернатора, приехавшего навести порядок. Приходила бабушка-латышка и говорила: «Милок, сын пьет, ты бы повлиял на него». А тогда было сложно везде: и есть было нечего, и цены взлетели.

- Ваша задумка о поездке в Исландию все-таки сбылась. Какие впечатления у вас от страны?
- У исландцев потрясающее отношение к детям, к животным, к природе. Причем любовь к животным выражена не в безоглядной охране животного мира от вмешательства человека. Например, они стараются сохранить возможность китобойного промысла. Это необходимо людям для выживания. Исландец относится к любому живому существу, даже к мухе, как к равному себе. Можно наблюдать фантастическую сцену, когда утка с утятами переходит дорогу. Останавливается автобус, останавливается весь транспорт, никто не проявляет нетерпения.

Ползающий карапуз в огромном универмаге вызывает благоговение у  всех окружающих. Люди не могут пройти мимо, любуются им, гугукают. Там можно оставить ребенка на полгода и быть уверенным, что он будет накормлен и обласкан. Это идеальная страна для воспитания детей.

- Служба Gallup Media недавно проводила исследование, выясняя, в какой стране люди чувствуют себя более счастливыми. Россия оказалась на 73-м месте, а первые позиции занимают скандинавские страны. В чем их секрет?
- Они создали социально защищенный мир. Там человек не может быть брошенным. Каждый имеет жилье, как правило, такое, какое хочет. Большинство северян предпочитает жить за городом в собственных домах. Поскольку дороги хорошие, до работы всегда можно доехать. Зачем толпиться в многомиллионном городе? Например, Стокгольм практически оставлен эмигрантам. Скандинавы живут в гармонии с природой. А когда ты живешь за городом, тебя окружают деревья, рядом висит лесная ягода... У каждого есть собака, кошка, почти у всех лошади... Это действует умиротворяюще. А что человеку еще надо? Нужны условия, при которых он сможет родить, вырастить детей, дать им образование и быть уверенным в их будущем. Разве можно быть при этом несчастным? Они просто живут очень качественной жизнью.

С президентом Латвии Г. Улманисом, 1996 г.

- Как относятся исландцы к знаменитому вулкану Эйяфьятлайокудль? Им не кажется, что они живут на пороховой бочке?
- Этот вулкан создал больше неприятностей авиации, чем самой Исландии. Но у них бывают извержения, которые в отличие от этого создают большое количество проблем. Когда взрывается  вулкан подо льдом, и летит ледяная масса из камня и лавы - это страшно. Я видел жалкие остатки искореженных мостов и мощных конструкций после такого извержения. У них высокая сейсмичность. Есть зоны, где небольшие землетрясения случаются по несколько раз в неделю. Такие толчки, ниже двух баллов, человек не замечает, но они действуют на психику. В один прекрасный день выходишь и чувствуешь повышенную активность и даже агрессивность. Все исландцы тоже вышли на улицы, сели за руль, носятся по городу. Потом приходит другой день, когда ты ничего не хочешь делать, и весь город тоже пребывает в полной апатии.

- Современный мир переживает одну экологическую катастрофу за другой. Куда мы движемся?
- Я думаю, это Господь нам очень внятно указывает, что мы все что-то делаем не так. Нам нужно сесть и подумать. Осмыслить и переосмыслить наше общее поведение на этой планете. Всем вместе и каждому в отдельности.

- Вы сейчас готовитесь к дипломатической миссии в Танзании. Почему такой резкий переход от Скандинавии к Африке?
- Причина в совпадении субъективных и объективных факторов. Не хочется заниматься глобальными и многосторонними вопросами. Танзания - самое интересное место из того, что можно было выбирать. На мой взгляд, Африка - очень перспективный континент. Так же, как и Россия, она богата полезными ископаемыми, но бедна по уровню жизни. В черной Африке есть все - уран, алмазы, нефть. При этом мало разработанные. С моей точки зрения, России нужно туда очень внимательно смотреть и поспешать идти. Иначе другие придут раньше. Думаю, меня ожидает интересная работа.

- Чем интересна Танзания помимо экономических перспектив?
- Это одна из самых стабильных стран Африки. И одна из наиболее экзотических - там лучшие сафари, Килиманджаро, великолепный архипелаг Занзибар. Танзания с одной стороны выходит на великие африканские озера, а с другой - на Индийский океан. Там еще существует традиционная жизнь, понятная мне. К тому же очень интересно посмотреть на то, о чем еще в восемь лет читал у Майн Рида.

- Были ли в вашей работе моменты, когда приходилось принимать сложные решения?
- Моя карьера складывалась достаточно последовательно и понятно, но сложные моменты, конечно, были. Например, в Латвии, когда меня пытались арестовать. Тогда поднялась волна национализма, началось вытеснение российской армии, захватывали наши объекты.

Одним из таких объектов был центральный спортивный клуб с бассейном в центре Риги, в котором я плавал перед работой. И вот ранним утром отъезжаю от клуба, а мой мерседес останавливают военные и говорят, что я арестован. Я в ответ: «Не имеете права, я посол». Парнишки из национальной гвардии, малообразованные крестьяне с автоматами Калашникова в руках, все равно потребовали выйти из машины. «Нет, - говорю, - я поехал». - «Стрелять буду». Я в ответ: «Стреляй, если можешь». Я понимал, что он может выстрелить просто по недоумию. Но в то же время осознавал, что своей уверенностью, психологическим превосходством не даю ему такой возможности. В тот день арестовали двух моих генералов, а попытка моего ареста тогда только сыграла мне на руку.

- России всегда приходится что-то доказывать на международной арене. А какое официальное действие наших политиков было воспринято однозначно позитивно?
- Я думаю, что практически все действия последних российских политиков вовне не могут негативно восприниматься, как бы этого кому-то ни хотелось. Мы не делаем ничего такого, что шло бы другим во вред. Мы постоянно с достаточно высокой степенью открытости предлагаем решения существующих проблем.

А еще, на мой взгляд, России вообще не нужно никому ничего доказывать. Надо тихо, молча работать. Возможно, эта позиция идет от моего любимого вида спорта - ну зачем в самбо на ковре кричать? Если не можешь сделать прием - молчи и сопи. А если ты его хорошо сделал - опять не нужно ничего рассказывать, и так все видно. Да, психологическое давление важный инструмент, но оно заключается не в шумных действиях, а во взгляде, походке, борцовской стойке.

- Получается, что самбо и работа дипломата чем-то похожи?
- Они находятся в глубочайшем философском и психологическом противоречии. Другое дело, что без самбо я не достиг бы таких результатов в своей карьере. Самбо помогает психологически, позволяет находить неординарные решения. Но дипломатия - это достижение компромисса, то есть конформизм. А борьба, причем любая, - это откровенный нонконформизм, стремление к победе.

- Как вам удавалось совмещать участие в соревнованиях по борьбе с дипломатическим статусом?
- Раньше, когда я был молодым дипломатом, нужно было на все спрашивать разрешение. И тут бывали самые разные курьезы. Когда в 1971 г. я поехал в командировку, первое, что я сделал на месте - нашел секцию дзюдо. Самбо в Финляндии не было. Я был самбистом достаточно высокого уровня, к тому же «тяж». Пришел момент, когда мне предложили выступить на чемпионате Финляндии за клуб. Вот тут я пошел к начальству. А в СССР дзюдо стало официальным видом спорта только в 1973 г. Генеральный консул, человек пожилой, сказал: «Ни в коем случае». Тут сработал самбистский характер, и я сделал то, что непозволительно на службе: пошел через голову к послу. Тот долго думал, но потом сказал: «Выступай, только не выигрывай». Я отвечаю: «Но зачем же тогда выступать? Что хорошего, если проиграет советский дипломат?» Тогда посол дал добро. А потом, уже во второй командировке я боролся на разных личных соревнованиях типа Finnish Open и Scandinavian Open.

На конноспортивных  соревнованиях в Латвии, 1994 г.  Турнир по самбо среди мастеров  в Каунасе, 2009 г. Финал.

- Если вдруг проигрывает дипломат - не значит ли это, что проиграла Россия?
- На этой работе начинаешь полностью ассоциировать себя с государством в самом позитивном смысле этого слова. Даже в таких моментах, как борьба. Конечно, борюсь я, Александр Ранних, но для публики-то борется советский или российский дипломат. Это дополнительный стимул и негативная нагрузка, которая немного сковывает.

- Как вы пришли в самбо?
- В институте на первом курсе пришел записываться в секцию по легкой атлетике, а в это время разминалась секция самбо. Тренер, блестящий дипломат и переводчик Владимир Факов смотрел-смотрел на меня, подходит и спрашивает: «А ты чего стоишь?» Я говорю: «На легкую атлетику пришел записываться». Он, посмотрев на меня снизу вверх: «Куда?» А надо сказать, что я достиг своей полной физической формы в 16 лет: рост 187 см, вес 100 кг.

Сначала тренировался в секции МГИМО клуба «Буревестник», потом стал выигрывать на соревнованиях. Когда ушел Владимир Факов, нас тренировал очень известный динамовский тренер Валерий Фраер, предложивший мне приходить на тренировки в «Динамо». В 1969 г. получил мастера спорта - это третье место на первенстве Москвы. В команде «Буревестника» брал бронзу и серебро. Были и другие достижения на всесоюзных турнирах, международных соревнованиях. В последние годы участвовал в турнирах по самбо среди мастеров - в Салониках в 2007 г. (первое место) и в Каунасе в 2009 г. (второе место).

- Тем не менее, на мастере спорта по самбо не остановились?
- Во время первой командировки в Финляндию я попал в серьезную аварию, два года лежал по больницам. Приходилось отказываться от соблазнительных предложений по работе. Однажды на восстановительном этапе оказался в неприятной ситуации на улице с пьяным прохожим. У меня тогда только начали заживать руки, в очередной раз переломанные врачами. Пришлось избежать прямого столкновения, но, когда я пришел домой, меня трясло - я не мог себе простить этой слабости.

На следующий день пошел к ребятам-штангистам из ЦСКА и начал качаться. А через полгода вернулся в самбо. Вскоре понял, что восстановить самооценку я смогу, только выполнив мастера спорта. В 1980 г. перед Олимпийскими играми на нас опробовали новую олимпийскую арену и дзюдоистские татами. Тогда я опять занял третье мастерское место, но уже по дзюдо. Этот второй «мастер» был для меня страшно дорог.

- А какой вид спорта вам больше по душе, самбо или дзюдо?
- Самбо. Весь арсенал самбо гораздо интереснее, богаче, самобытнее. Хотя надо сказать, что как раз богатейшим арсеналом болевых приемов я особо не владел. Бороться в дзюдо мне было проще. Упал и держи - этого достаточно для победы.

На протяжении долгих лет эта 32-киллограммовая гиря помогала Александру Ранних поддерживать спортивную форму.  На стене сзади — наградная сабля от командующего Прибалтийским военным округом и наградной кортик от командующего Балтийским флотом.

- Удавалось вам продвигать самбо на международном уровне?
- В определенной степени удавалось. В Латвии самбо и так было популярным единоборством, а вот в Исландию я даже приглашал Давида Рудмана с его двумя учениками. Они давали показательные выступления на турнире по дзюдо и увлекли местных ребят. В Финляндии я тоже всегда рассказывал о самбо и показывал приемы, и во многом благодаря этому сейчас в Финляндии самбо есть. Дзюдоисты с очень большим интересом относились. Я понимаю, насколько важно, чтобы по миру было как можно больше самостоятельных федераций. Когда самбо станет олимпийским видом, это сразу перевернет все.

- Ваш коронный прием?
- Подсечка и подбив, а второй - вертушка. Любил бросать с упором ноги в живот.

- Чем вы увлекаетесь помимо самбо?
- Верховой ездой, охотой, книгами - исторической литературой, зоологией и поэзией.

- Расскажите о ваших корнях. Откуда вы родом?
- У нас была очень патриархальная семья. По линии отца - род Рязанской губернии, бабка была дворянкой. Дед - георгиевский кавалер и унтер-офицер в Первую мировую войну. Прадед, так же как и прапрадед, гвардии майор Императорской армии. Отец - полковник Советской армии, прошедший всю войну от звонка до звонка. По линии отца я свой род до 1610 г. проследил, до Алферия Кузовлева, воеводы из Смоленска и одного из трех послов к турецкому султану. А по линии матушки - до 1572 г., там все тульские крестьяне.

- Я слышала, что ваш дед обладал небывалой физической силой. Это так?
- У нас это родовая черта по мужской линии, которая передалась и отцу. Дед в своем Скопине был застрельщиком на кулачных боях на Пасху. Рассказывают, что около дома лежал 16-пудовый камень яйцеобразной формы. Дед как-то ухитрялся эти 16 пудов на грудь поднимать.

Можно вспомнить еще один забавный случай, когда его в конюшне лягнула лошадь гостя, а дед недолго думая развернулся и дал ей кулаком по ребрам. Утром замечательная картина - его к врачу, ее к ветеринару. У него одно ребро сломано, а у нее два. А лошадиное ребро сломать кулаком - практически нереально.

- Судя по всему, вам тоже досталась сила деда?
- Да, и я очень благодарен за это судьбе. В отличие от деда и отца я более щедро растрачивал свою силу, был более открыт, хотя и не жалею об этом.  

Авторизация
Логин:
Пароль:
Войти

5 (46) 2010
Номер 5 (46) 2010

Краткий анонс:
Персона номера: Александр РаннихТрагедия без герояБудьте мужественны, и вы всё преодолеете.Любовь без границ.Из Сочи с надеждой.Охотник за адреналином.Кубок остался в России.Школа чемпионов.Пекин собирает бойцов.Возрождение "СКИФа".Богатырь из Ратислово.Искусство и борьба.
127051, г. Москва, 1-Колобовский переулок, дом 19, строение 2
Тел.: +7 (977) 777-99-69
E-mail: mail@samoz.ru
Internet: www.samoz.ru
Главная | Новости издания | Текущий номер | Секция самбо | Архив номеров | On-line сервисы | Контакты | Полезные ссылки
Rambler's Top100
Array