Самозащита
Особый репортажЛичное делоМир вокругБыло такРезвяся и играя
Генеральная линияНовейшая историяНужные людиШкола
Секция самбо
On-line подписка On-line голосование Подписка на новости О журнале Где купить Редакция журнала Вакансии Для рекламодателей Media Kit Выставки Партнеры Журналу «Самозащита без оружия» - 10 лет «Самозащита без оружия» в Raff House
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо

«Михаил Лермонтов» 20 лет спустя, или Почему англичанин Митчел Пэрис полжизни искал боцмана погибшего корабля

Текст: Лариса Кукушкина. Фото: Митчел Пэрис и Portfolio.

Эта история все больше уходит в прошлое, унося с собой свою тайну. Шикарный лайнер «Михаил Лермонтов»«Титаник» со­ветских временпокоится на дне океана с 1986 года. Он получил пробоины и затонул между двумя рифами возле берегов Новой Зеландии. Как и на «Титанике», во время крушения пассажиры находились в музыкальном салоне, но, благодаря уси­лиям экипажа, все были спасены. И еще одно отличиесудьба не разлучила наших героев, хотя все к тому шло. Сегодня нам удалось стать свидетелями встречи двух людей, о трогательных отношениях которых на судне знали все. Англий­ский мальчик, плававший когда-то на «Лермонтове», нашел своего русского другабоцмана корабляпочти через 20 лет после крушения. И нахлынули воспоминания...

Об этом еще не сняты романтические фильмы. Об этом знаем пока только мы. И мы расскажем.

История давней дружбы

Когда умер от инсульта отец, Митчелу Пэрису исполнилось 10 лет. Ма­ма пыталась разными способами вывести его из шокового состояния – ничего не получалось. Последней попыткой стал круиз на борту те­плохода «Александр Пушкин».

Семья – мама, сестра и бабушка много времени проводили на палу­бе: загорали в шезлонгах. Митчелу на одном месте не сиделось. Вско­ре подшкипер Георгий Богданов заметил: постоянно под ногами кру­тится какой-то мальчишка. Так и ходит за ним по пятам. И он решил пристроить пацана к делу.

Основной задачей подшкипера было поддержание внешнего вида судна в достойном состоянии, а еще он помогал пассажирской служ­бе корабля проводить палубные игры. В одной из них надо было бро­сать кольца. Плел их Богданов из каната. Как-то Митчел присел ря­дом и стал смотреть.

– Я дал ему заготовку, взял себе другую и начал показывать, – вспоминает Георгий Богданов. – С одной стороны три конца, с другой три. Я делаю свое кольцо, он свое. И, конечно, сразу у него ничего не получилось. Сидит, пыхтит. Но в конце концов все понял, сплел. Дово­лен был! Я в нужное время в нужном месте оказался. Митчел со мной все дни проводил. Утром выхожу на работу, он уже стоит, ждет. Как хвостик за мной мотался. Он у нас и обедал, и ужинал, и кино смот­рел. И в теннис мы с ним играли, и в картишки.

В 1972 году Георгий Богданов вместе с капитаном Арамом Огановым перешел на теплоход «Михаил Лермонтов», и семья Пэрисов стала проводить летний отпуск на борту этого судна. Куда же без Джорджа! Джордж – так англичане называли Георгия Богданова. В 1973 году на «Лермонтове» переделали рубку, полностью сменили приборы. Новое оборудование было изготовлено в Швеции, и все кнопки и переключатели были надписаны по-английски. На мостик частенько звали Митчела – просили объяснить, что бы это значило. Если семья в круиз не ходила, мальчик приезжал встречать теплоход в Тилбури – морской порт неподалеку от Лондона. Он звонил в пред­ставительство Балтийского морского пароходства, ему давали распи­сание, и когда «Михаил Лермонтов» приходил, прыгал в поезд, приез­жал в порт и все время, пока судно там стояло, проводил со своим Джорджем. Он спокойно проходил на корабль – это был его второй дом.

В 1978 году семья Пэрисов переехала в Саффолк. Из этого города прямого железнодорожного сообщения с Тилбури не было, и Митчел больше не мог ездить в порт.

– В 1986 году в новостях услышал, что «Михаил Лермонтов» зато­нул, – говорит Митчел Пэрис. – Я сидел и плакал. Мне было 25 лет, но я рыдал как ребенок. Это был сильнейший шок. Как такой корабль – сложная и надежная машина – мог затонуть?

Как тонул «Михаил Лермонтов»

Этот день Георгий Богданов не забудет никогда. Он был на борту, ко­гда произошла трагедия. И он уверен: корабль намеренно утопили. Рассказывает боцман корабля Георгий Богданов:

– Во время того злополучного рейса капитана корабля Арама Оганова на борту не было. Он находился в отпуске и должен был прилететь и принять судно в порту. Его замещал капитан Владислав Воробьев. Когда произошла эта трагедия, я был на борту. Многое скрыто в той истории. Конечно, в гибели корабля есть вина капитана Воробьева. Погода была мерзкая, он промок, устал, ушел в каюту переодеться.

Но на мостике ведь остались люди – старший штурман Сергей Степанищев, второй помощник капитана Сергей Гусев, рулевой и впе­редсмотрящий матрос. Не могу сказать, был ли лоцман Дон Джей-мисон пьян (по официальной версии. – Прим. авт.), но думаю, что те, кто был на мостике, не только пьяного, но даже человека с запа­хом не допустили бы к управлению судном. Здесь ситуация другая – нужно было убрать конкурента, нас и убрали. Это ясно безо всяких судов. Ведь знал Джеймисон, что там нет прохода – лет за сто до нас в этом самом месте затонуло судно.

Когда лоцман изменил курс и направил судно через узкий проход между мысом Джексона и каменистой отмелью, я стоял на баке – палубе, в районе якорных лебедок. Первые два мощных удара бы­ли с левого борта, в том месте, где находилась грузовая шахта. Во­дой все заполнилось моментально. И ладно, если бы только там была пробоина – судно рассчитано оставаться на плаву, имея три затопленных отсека. Корабль пошел на дно, потому что еще у нас от носа до середины корпуса – миделя – был пропорот правый борт. Мы попали между двух рифов. О том, что удар был и справа, узнали уже потом, когда началось расследование. Слава богу, что корабль на мель не выбросило – метров пять до нее не дошли. Ес­ли бы это произошло, никого бы не спасли. Имея крен больше 20 градусов на борт, достаточно чуть коснуться носом мели, судно сразу же перевернулось бы кверху дном. Чистая случайность, что все уцелели.

Когда мне разрешили уйти с бака, я закрепил якоря, чтобы они само­произвольно не отдались, и вместе с матросом пошел проверить но­совые отсеки, где был спортзал и сауна для экипажа. После работы там могли находиться люди. Открыли двери, проверили – никого нет. Задраили клинкерную дверь, побежали в отсек, где жили официанты и бармены. Люди после смены, одеты – не одеты, всех быстро на­верх. Потом – пассажирские каюты. Там, к счастью, почти никого не было. Большая часть пассажиров находилась в музыкальном салоне, где проходил концерт. В этом рейсе на борту были в основном пожи­лые люди – 60-70 лет. Если бы они находились в каютах, спасти их было бы очень сложно.

Мы поднялись на мостик, а там народу-у-у... С правого борта уже бы­ло невозможно спускать пассажиров – крен слишком велик. Начали с левого. Длины веревок не хватало, и каждый моряк брал под мыш­ку человека и сам доставлял его в шлюпку. Слава богу, что катастро­фа произошла в закрытой бухте – ни ветра, ни волны. После того как сняли всех пассажиров и экипаж, я с проверочной группой еще раз обошел все каюты и помещения. Мы почти последними покинули палубу. После того как наша шлюпка отчалила от бор­та, с кормы отвалил катер с капитаном.

Когда мы отошли, корабль лежал на правом борту. На нем горел ава­рийный свет. Так со светом он и пошел вниз. Тогда мы думали, что на судне никого не осталось. Потом оказалось, что это не так. Спаслись все, кроме Пашки. Но о том, что он погиб, мы тогда не зна­ли. Пашка был на своем рабочем месте, как раз там, куда пришелся удар. Его просто вдавило. Если бы кого-то из наших пустили потом на судно, они бы отыскали Пашку. Не зная устройства судна, сложно най­ти погибшего человека. Но новозеландцы не пустили никого.

От редакции. Павел Заглядимов –  инженер-механик рефрижера­торных установок. Несколько лет его считали пропавшим без вести. Семья погибшего – жена и маленький сын – все это время не полу­чала пенсию по утере кормильца.

Февраль 2005. Слева направо: Георгий Богданов и Митчел Пэрис в Санкт-Петербурге. В последний раз они встречались в 1977 году

Митчел ищет Джорджа

В жизни каждого человека есть моменты, которые ему хотелось бы вернуть. Побывать в местах, где когда-то был счастлив, встретиться с другом детства, уехавшим далеко. Но, как говорится, в одну и ту же реку два раза не входят. И у многих остаются только воспоминания, которые постепенно стираются.

Маленький упрямый мальчишка из далекой Англии оказался не та­ков. Как в тот день, когда он с боцманом, пыхтя и потея, плел на ко­рабле из канатов кольца, Митчел искал своего Джорджа. У него тоже не получалось, но он начинал снова и снова. – Я всегда хотел найти Джорджа, – говорит Митчел. – Последний раз я видел его в 1977 году. Пытался искать, когда повзрослел. Обра­щался в русское посольство в Лондоне, но ответа так и не получил. Никто со мной не связался и даже не сказал – мы ничем не можем помочь, вы зря тратите время. Потом женился, родились дети, прошло еще какое-то время, и я опять пытался его найти. Мысль эта пе­риодически появлялась. Так бывает – утром просыпаешься и пони­маешь: надо найти Джорджа. И несколько дней только об этом и ду­маешь.

В прошлом году нашел письмо, которое в 74-м мне написал Джордж, и отдал его на перевод. Прочел и понял – я должен его найти. Это письмо оказалось катализатором. Вновь обратился в посольство Рос­сии в Лондоне, потом в посольство Англии в Москве, в Министерство иностранных дел, в Министерство транспорта России и даже к Влади­миру Путину. Его вебсайт гласит – если вы хотите обратиться к пре­зиденту, отправьте ему письмо на электронный адрес. Отправил, но ответа так и не получил. Еще я звонил в Балтийское морское пароходство – в Швецию, где оно сейчас находится, – но мне сказали, никого из старых работников уже нет, все новые, и они даже не пред­ставляют, о чем я говорю.

Когда я увидел на нашем сайте нового человека из России, подумал: «А почему бы и нет? Вдруг этот Defenbacher сможет помочь». И он по­мог.

Defenbacher

Почему люди вдруг бросают все свои дела и начинают помогать со­вершенно незнакомым и чужим с их далекими проблемами? На са­мом деле, на это способны немногие. Митчелу просто повезло, что он наобум написал письмо на сайт. Ему повезло, что человек из России, его прочитавший, в совершенстве знает английский язык. И ему по­везло, что этот человек воспринял его проблему как собственную и совершенно бескорыстно, без всякой уверенности в успехе, лишь с надеждой – включился в поиски.

Московский юрист и заядлый мотоциклист Андрей Сухорукое под именем Defenbacher зарегистрировался на сайте Carpe-tdm.net, где общаются владельцы мотоциклов Yamaha TDM из разных стран, в ос­новном из Англии, Австралии и США. Начал переписываться с людь­ми, делиться своим опытом, задавать вопросы. Однажды, зайдя на сайт, увидел в углу экрана мерцающий значок – частное сообщение. Письмо было от человека с ником Avonne. Выяснилось, что зовут его Митчел Пэрис.

– Он спросил, могу ли я помочь найти в России человека по имени Джордж, – говорит Андрей. – Началась переписка – надо было вы­яснить детали. Кроме того, что его звали Джордж, что он был матро­сом на теплоходе «Михаил Лермонтов», жил в Ленинграде и был же­нат, Митчел не знал ничего. Понятно, что Джордж – это, скорее все­го, Георгий, но этого было крайне мало для успешных поисков. Тепло­ход принадлежал Балтийскому морскому пароходству, которое обанкротилось в середине 90-х. Правопреемники сейчас находятся в Швеции. Митчелу они ничем не смогли помочь. Решил найти сначала капитана. Митчел вспомнил, что звали его Орам Органов. Но такого человека на территории страны не на­шлось. Пришлось призвать на помощь своих друзей, в разные годы так или иначе имевших отношение к флоту и к Ленинграду. Они по­правили – капитана зовут Арам Оганов, и сказали, что он жив-здо­ров и найти его можно в Питере. Вскоре друзья дали мне номер те­лефона. Капитан долго не мог понять, что за Георгия я разыскиваю. Людей с таким именем в команде было несколько человек. Попро­сил узнать особые приметы. И Митчел вспомнил, что у Джорджа на правой руке был поврежден палец. По этой примете капитан и по­нял, кто нам нужен.

Когда Андрей по просьбе Митчела позвонил боцману в Санкт-Петер­бург, тот уже был подготовлен: знал от капитана, что его ищет «ка­кой-то англичанин», и сразу догадался, кто. Обрадовался и растерял­ся. Андрей взял на себя роль посредника в телефонных переговорах.

Митчел совершенно не знал русского языка, боцман не был силен в английском. Митчел сразу же стал оформлять туристическую поездку в Питер. Он так долго ждал этой встречи, что откладывать уже не мог. Пригласили и Андрея.

16 февраля 2005 года. Каждый год в этот день бывший экипаж "Михаила Лермонтова" собирается на Серафимовском кладбище у надгробия Павла Заглядимова - единственного человека, погибшего во время крушения

Февраль 2005. Санкт-Петербург

Андрей должен был приехать к боцману на два дня позже, чем Митчел – в Москве его задержали дела. В аэропорт Пулково Георгий Богда­нов отправился встречать Митчела вместе со своей женой и со знако­мой, которая знала английский язык. По дороге попали в пробку.

– Мы опоздали и в зал прилета вбежали как угорелые, – говорит Богданов. – Пассажиры уже вышли. Мы стали крутить головами по сторонам. Тут меня кто-то взял за руку. Оборачиваюсь – стоит жен­щина, спрашивает: «Георгий?». – «Да». – Смотрю, а недалеко Митчел. Женщина оказалась его женой.

Митчел: Я сказал Саре: «Лечу в Питер, ты со мной?». Она сразу же со­гласилась. Заочно Сара очень много знала о Джордже – я рассказы­вал ей о нем.

Богданов: Он для меня был как приемный сын. И в экипаже об этом знали. Как только Митч появлялся, мне сразу говорили: «Иди, сынок пришел». Сейчас, когда мы встретились, вижу, велик сынок, вырос. Митчел: Он заменил мне тогда отца.

Богданов: Наверное, я все-таки дал ему какой-то толчок в жизни, чтоб он не циклился на том, что отец умер. От матери Митчела в 70-х я получил письмо, и там были такие слова: «Благодарю вас, Джордж, вы вернули мне сына. После смерти отца он замкнулся, ушел в себя и только благодаря общению с вами и с командой вновь стал нормаль­ным ребенком».

Митчел: У меня трое уже взрослых детей, две дочки и сын. Но подхо­де внук или внучка – пока еще не знаем. Ждем в сентябре. Если бу­дет мальчик, назовем его Джорджем.

...Георгий Николаевич Богданов начал работать на пассажирском флоте в начале 60-х годов матросом. После гибели теплохода «Миха­ил Лермонтов» боцман ходил на пароме «Симонов» по маршруту Санкт-Петербург – Хельсинки. Сейчас он на пенсии.

– Я не живу, а существую, – говорит Богданов. – Даже не средний пенсионер – хуже. Как житель блокадного города получаю какие-то копейки дополнительно. Мне скоро будет 66 лет. Ушел на пенсию в 55, вернее, не я, меня «ушли». Вручили медаль «300 лет Россий­скому флоту»... Досадно и обидно то, что в свое время наш флот процветал, в частности, пассажирский. Он котировался, всегда на суднах, ходивших в круизы, народу битком было набито. Потому «Михаил Лермонтов» и убрали. Но этого не смогли или не захотели доказать.

– В Новой Зеландии, – говорит Митчел, – народ до сих задает воп­росы своему правительству – когда же объявят правду о крушении «Лермонтова»? В сказку о том, что лоцман был пьян, никто не верит. Документы об этой трагедии получили статус персональной информа­ции и хранятся у человека, возглавлявшего комиссию по расследова­нию. Это Понсвот – председатель Совета гавани Мальборо. Пока он жив, они не будут опубликованы. В новозеландской прессе писали, что внутри самого Совета произошел конфликт. Понсвот был прияте­лем Джеймисона, утопившего «Лермонтов».

Февраль 2005 года. Слева направо: Сара Пэрис (жена Митчела), Андрей Сухоруков и Георгий Богданов

Авторизация
Логин:
Пароль:
Войти

3 (14) 2005
Номер 3 (14) 2005

Краткий анонс:
Военный дневникСтрасти по ОлимпиадеНе нужен нам берег турецкий?«Победа» – достояние «Отечества»Перемены свершились
127051, г. Москва, 1-Колобовский переулок, дом 19, строение 2
Тел.: +7 (977) 777-99-69
E-mail: mail@samoz.ru
Internet: www.samoz.ru
Главная | Новости издания | Текущий номер | Секция самбо | Архив номеров | On-line сервисы | Контакты | Полезные ссылки
Rambler's Top100