Самозащита
Персона номераОсобый репортажЯ говорюЧеловек и делоСюжет человека
Генеральная линияМосковский клубБоевая сменаТурнирыКумиры
Секция самбо
On-line подписка On-line голосование Подписка на новости О журнале Где купить Редакция журнала Вакансии Для рекламодателей Media Kit Выставки Партнеры Журналу «Самозащита без оружия» - 10 лет «Самозащита без оружия» в Raff House
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо

Школа сельской жизни.

Текст: Сергей Иванов.

Способен ли один человек изменить ход истории? Решением этого по-толстовски масштабного вопроса занимается Антон Воронцов, задумавший переселить горожан в сельскую местность. Разумеется, речь не идет о тотальном опустошении мегаполисов в пользу села. В рамках сравнительно небольшого проекта «Школа новоселенца» Антон готовит из бывших физиков и инженеров будущих фермеров.


Армагеддон отменяется

На протяжении тысячелетий земля была главной ценностью в жизни человека: она кормила, одевала, согревала. Веками богатые урожаи зерна являлись стратегическими целями государств, а гламурные наряды светских модниц не могли заслонить в новостях тему предстоящей засухи. Но за последние десятилетия что-то сломалось в нашем сознании. Земельные участки превратились в объекты коттеджной застройки, а их стоимость определяется теперь не плодородностью почвы, а близостью к местам компактного проживания элиты.

Когда последний российский крестьянин забьет крест-накрест ставни своего сруба и уйдет в город, наступит судный день. И наша страна перестанет существовать. Именно так происходил закат великих империй прошлого: горожанам, оторвавшимся от земли, не было никакого резона ее защищать.

Впрочем, давайте пока считать мысли об Армагеддоне преждевременными. Все-таки у нас еще достаточно и подвижников, и желающих вернуться к истокам.

Антон Воронцов одним из первых подошел к решению проблемы системно. Антон — офицер МВД, но ответственная работа не мешает ему вести активную общественную деятельность. Объединившись с группой единомышленников, он привлек к наболевшим вопросам внимание чиновников и получил поддержку Русской православной церкви. Именно церковь и предоставила площадку для главного проекта Антона — «Школы новоселенца», полугодичных курсов для всех, кто решился покинуть город.

Антон Воронцов: «Мы вовсе не стремимся научить премудростям сельской жизни. Надо быть реалистами: за полгода можно дать лишь обзорные сведения. Наша цель — сформировать клуб общения, оказать людям психологическую поддержку. Ведь имея крепкую мотивацию, намного легче пересилить бытовые трудности. Далеко не все готовы к лишениям, да и физическое здоровье немаловажно: за городом «новоселенца» встречают не только чистый воздух, но и, например, неожиданные болезни. Сегодня мы вольны выбирать, где и с кем рядом нам жить, необходимо только поддержать всех желающих переселиться из города в село».


Пейзане и крестьяне

Проведя четверть жизни в подземке, а за оставшиеся три четверти надышавшись канцерогенами и токсичными автомобильными газами, какой убежденный горожанин нет-нет да и не воскликнет: «Хочу на природу!» Издалека деревня многим кажется милой и комфортной. В XVIII веке дворяне даже развлекались тем, что наряжали челядь в народные костюмы и разыгрывали пастушеские истории на фоне английских нерегулярных парков. Актеры-статисты назывались пейзанами, а сценки — пасторалями.

В современной деревне пейзане не водятся, а вместо сельской идиллии дауншифтера-фермера ожидает отсутствие привычных удобств, низкий уровень жизни и, зачастую, неадекватные соседи. Словом, деревня таит в себе не меньше, а подчас намного больше трудностей, чем шумный мегаполис. Пожалуй, единственный безопасный способ переезда — создание новой колонии-поселения. Но как это сделать, если у вас нет ни средств, ни единомышленников, ни понимания, как зарабатывать за пределами офиса?

Антон Воронцов: «Вопросов, требующих подготовки, много. В первую очередь мы остерегаем людей от того, чтобы продавать свою квартиру и строить дом. Это невыгодно, да и вдруг не понравится сельская жизнь, место или соседи? А деньги уже потрачены, вернуться некуда. Намного дешевле купить дом или арендовать, что обойдется вообще в копейки — на периферии очень хорошее жилье можно снять не больше, чем за тысячу рублей в месяц. Но опять же, стоит ли покупать сруб за 15 тысяч рублей в деревне, где нет дорог и электричества? Надо понимать, что расходы на решение этих проблем могут сравняться со стоимостью коттеджа в элитном поселке. На селе необходимо иметь машину, так как мобильность там очень важна. Бензин и будет составлять самую большую статью расходов. Нужно быть готовым к тому, что прожить, а тем более заработать приусадебным хозяйством крайне сложно».

На занятиях в «Школе новоселенца» изучают тактику выживания в селе, азы психологии и самоорганизации малых коллективов, основы индивидуального жилищного строительства и ведения приусадебного хозяйства. Лекции читаются в стенах одного из московских храмов, они бесплатны. Практика же, которую можно пройти после курсов, предусматривает некоторые вложения: пропитание и проезд за свой счет.


Чья земля, того и хлеб

Зачем они это делают? Жить в деревне — трудно, коммуникации забыли провести еще в прошлом веке, работать надо руками. Тут не скажешься больным: количество трудодней напрямую влияет на качество жизни. Но ведь идут в школу инженеры, менеджеры, педагоги, предприниматели, офисные работники, не удовлетворенные ни социальным статусом, ни окружающей действительностью! Российская мечта о загородной жизни во многом держится на запредельной стоимости квадратного метра в хрущевках и неуверенности в завтрашнем дне.

Антон Воронцов: «Практически все переселенцы — это семьи, имеющие или желающие иметь много детей. В тесных городских квартирах нет для этого условий. Отсюда и демографический кризис в стране».

За год существования «Школы новоселенца» на занятиях побывало несколько десятков слушателей. Всем ли ученикам удалось стать «новоселенцами», неизвестно, но примерно треть из них уже влилась в коллектив сподвижников Антона. Скромные масштабы не смущают — лиха беда начало. К тому же школа — это только часть более крупной, общественно-государственной программы «Новоселие», председателем рабочей комиссии которой является Антон. Уже сегодня в рамках этой программы началось заселение хутора в Волгоградской области, жители которого трудоустраиваются в местный агропромышленный холдинг.

Антон Воронцов: «В современном селе агропромышленнику далеко не всегда удается найти местного работника, которому можно доверить дорогостоящую технику. Проще нанять адекватного городского человека, который не запьет, не разобьет машину. Поэтому на селе ценятся инженеры и рабочая интеллигенция. Среди поселенцев нашего хутора есть даже гражданин Евросоюза из Прибалтики — владелец радиостанции, специалист по альтернативным источникам энергии. Человек с золотыми руками и головой, и, что немаловажно, со знанием иностранных языков. Вся техника-то теперь иностранная! Только вдумайтесь, в провинции, где зарплата в 5 тысяч рублей считается нормой, фирмы, занимающиеся продажей иностранной сельхозтехники, платят техническим специалистам со знанием языка и разбирающимся в технической документации до 70 тысяч рублей в месяц!»

Началась в «Новоселии» и работа над другим проектом — созданием этнодеревни в Калужской области при поддержке православной церкви, казачьей общины и местной администрации.

Антон Воронцов: «Этнокультурный туристический центр «Южная слобода» — это поселенческий комплекс в живописном уголке Малоярославцевского района. Люди, которые там поселятся, будут воссоздавать традиционный образ жизни, быт и народные ремесла. Власти Калужской области обещают передать по льготным ценам землю площадью 50 га, подготовить инфраструктуру, провести коммуникации».

Не все способны успешно вести сельское хозяйство. Создатели этнодеревни предполагают, что полное техническое оснащение поселка, в том числе и проведение интернета, поможет жителям заниматься привычным интеллектуальным трудом. Удаленно.


Лишь пустыри заглохшие одни

Земли, пригодные для ведения сельского хозяйства, занимают две трети площади нашей страны, а проживает на них — всего лишь 27 % населения. Но и эта цифра стремительно падает, так как основная часть деревенских жителей — пенсионеры. Сельская бедность и безработица вынуждают людей концентрироваться в крупных городах. Уже сегодня в России более 13 тысяч брошенных деревень.

В то же время, согласно исследованию ВЦИОМ, 58 % наших граждан хотели бы жить в собственном доме. Но подавляющее большинство — 80 % населения — проживает в многоэтажных городских коробках. Для того чтобы остановить отток сельского населения, по мнению ректора Санкт-Петербургского аграрного университета Виктора Ефимова, необходимо строить «новые архитектурно-строительные парадигмы», в которых комфортность проживания была бы не ниже, чем в городе. Антон Воронцов с единомышленниками собрался превратить красивое слово в решительное дело.

Антон Воронцов: «Мы создаем альтернативные поселения, которые представляют собой нечто новое как в отношении традиционного, так и индустриального общества. При этом оно объединяет в себе черты того и другого. Это попытка подготовиться к изменениям будущего века, возможность выйти за пределы сложившейся практики. От традиционного общества поселение может унаследовать простоту быта, размеренный порядок жизни, общинную солидарность и мирское самоуправление. От современного индустриального общества — интеллектуальную насыщенность, энергоэффективные и информационные технологии, духовный динамизм. Если нам удастся построить успешную модель поселения, ее можно будет переносить и копировать в любых регионах».


O tempora! O mores!

Нравы в наши времена, действительно, не те. Говоря языком Адама Смита, труд и вознаграждение за труд утратили логическую связь между собой. Кто-то много работает, но не в состоянии удовлетворить свои потребности в жилье и комфорте. А кто-то — наоборот. Разрыв между желаемым и реальным нередко приводит человека к депрессии, этой чуме XXI века. Потоки информации увеличиваются день ото дня, растет скорость передвижения, шум улиц давит на уши. Мегаполис сводит нас в переносном и буквальном смысле с ума. Многие не замечают недуга. А некоторые решают, что единственный путь спасения душевного здоровья — это бегство из большого города.

Антон Воронцов: «Жизнь без городских соблазнов упорядочена и менее суетлива. И что важнее всего — среда вымирающей русской деревни несравненно менее агрессивна, чем городская. Например, деревенский разврат, апофеозом которого является колхозная дискотека, ограничен пространственно-временными рамками самой дискотеки. Нет, конечно, безнравственность везде одинакова. Но на селе все-таки нет столь настойчивой пропаганды греха, как в мегаполисах. Живя особнячком где-нибудь на хуторе и не участвуя в сомнительных самогонных приключениях, можно вполне гарантированно получить благодатный дар «мирного и безмолвного жития во всяком благочестии и чистоте». А самое главное, вырастить в здоровой среде своих детей. Я считаю, что воспитание важнее образования, но сегодня этому почти не уделяется внимания. А что касается учебы — тут я не вижу проблем. Есть сельская школа и современные технологии. Уже сегодня можно получать даже заграничное образование по скайпу, а лет через пять это станет обычной практикой».

Авторизация
Логин:
Пароль:
Войти

1 (48) 2011
Номер 1 (48) 2011

Краткий анонс:
Персона номера: Василий ГолубевПока «ГРОМ» не грянет - барон не успокоится.Сергей Никоненко: Успех бывает горьким.Школа сельской жизни.Душа кочевника.Золотая осень в Ташкенте.На пути к Олимпу.«Пионерка» набирает обороты.Турниры.Кони вороные.
127051, г. Москва, 1-Колобовский переулок, дом 19, строение 2
Тел.: +7 (977) 777-99-69
E-mail: mail@samoz.ru
Internet: www.samoz.ru
Главная | Новости издания | Текущий номер | Секция самбо | Архив номеров | On-line сервисы | Контакты | Полезные ссылки
Rambler's Top100