Самозащита
Особый репортажЛичное делоМир вокругБыло такРезвяся и играя
Генеральная линияНовейшая историяНужные людиШкола
Федерация самбо Москвы Фонд поддержки и развития самбо Российский Союз Боевых Искусств
On-line подписка On-line голосование Подписка на новости О журнале Где купить Редакция журнала Вакансии Для рекламодателей Media Kit Выставки Партнеры Журналу «Самозащита без оружия» - 10 лет «Самозащита без оружия» в Raff House
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо

Не нужен нам берег турецкий?

 

Текст: Игорь Атаманенко. Фото: Portfolio.

В современной историографии прочно укоренились несколько основных трактовок причин, побудивших Соединенные Штаты провести атомные бомбардировки японских городов Хиросима и Нагасаки.

Некоторые историки утверждают, что США этой акцией намеривались присвоить себе плоды разгрома Красной Армией япон­ской военной машины.

Находятся специалисты, которые склонны расценивать действия американского президента Трумэна как акт мести за преда­тельское нападение Японии на военно-морскую базу США в Перл-Харборе, где погиб весь американский тихоокеанский флот. Более серьезные исследователи считают, что Трумэн опасался, как бы в случае какой-то модификации требования о безоговорочной капитуляции японцы не сдались только Москве. В таком случае победа ускользала бы из рук американцев. А про­ведя атомную бомбардировку, они доказали мировому сообществу, что наибольший вклад в усмирение агрессора, Японии, внесли именно Соединенные Штаты.

Многие специалисты утверждают, что президенту США применение атомной бомбы против японцев было необходимо для де­монстрации перед всем миром американской мощи и запугивания Советского Союза с целью сделать его покладистым на переговорах по послевоенному переустройству Европы.

Но о каком запугивании на переговорах может идти речь, если участь Восточной Европы уже была решена «Большой Трой­кой» в ходе Крымской и Потсдамской конференций, а других переговоров с участием президента США, премьер-министра Ан­глии и Сталина не предвиделось?

В предлагаемой вашему вниманию заметке автор придерживается собственной, отличной от других, широко известных, то­чек зрения. Считает, что бомбардировкой мирных японских городов Трумэн намеревался прежде всего погрозить Советскому Союзу «атомной дубинкой», чтобы предостеречь его от некоторых шагов, но не в Восточной Европе, а в Азии. Изучение ряда документов, а также свидетельства участников тех событий, говорят в пользу этой гипотезы...

Миллион янычар на границе с Арменией

Из истории Великой Отечественной войны просвещенному читателю хорошо известно, что до ноября 1941 года советское командо­вание, опасаясь нападения японцев, было вынуждено держать на Дальнем Востоке ог­ромную войсковую группировку, более мил­лиона солдат и офицеров, оснащенных соот­ветствующим количеством танков, орудий и самолетов.

Только после получения разведданных, в том числе и от Рихарда Зорге, что императорская Япония не вступит в войну против нас на сто­роне Германии, десятки дивизий крепышей-сибиряков были спешно переброшены под Москву и, по сути, решили судьбу столицы, а возможно, и всего СССР... Десятки исторических исследований, сотни публикаций посвящены блокированию нашей миллионной войсковой группировки в дальневосточном регионе. А между тем историки почему-то забывают указать, что не меньшая по числу боевого состава и количеству техни­ки группировка – до 20 дивизий отборных войск, т.е. три полностью укомплектованные армии – в качестве «сил сдерживания» была сосредоточена на границе с Турцией. Войска дислоцировались не только в респуб­ликах советского Закавказья, но и в Иране, в районе города Тебриз, в том самом месте, где сходились границы СССР, Турции, Ирака и Ирана.

Факт малоизвестный, но абсолютно достовер­ный.

Согласно 6-й статье советско-иранского дого­вора, подписанного в 1921 году, Советское правительство имело право ввести в Иран свои войска, если какая-то третья держава попытается превратить его территорию в ба­зу для военных выступлений против советско­го государства.

Как только Главное разведывательное управ­ление Генштаба Красной Армии добыло сведения, что на границе с Арменией Турция со­средоточила около миллиона солдат-янычар с целью оккупировать нашу часть Закавказья, советское командование не преминуло вос­пользоваться условиями договора и в августе 1941 года ввело на территорию Ирана снача­ла 12, а затем еще 5 дивизий. Эта акция настолько отрезвила горячие голо­вы в турецких штабах, что военное командование Турции решило отложить вторжение на территорию Грузии, Армении и Азербайджана до взятия Гитлером Москвы. Кроме того, турки понимали, что их группи­ровка вынуждена будет действовать в невы­годных условиях: в то время, как ей пришлось бы наступать в горно-лесистой, непроходимой для танков и тяжелых орудий местности, со­ветские войска имели возможность ударить ей в правый (северный) фланг, двигаясь по равнине.

В дальнейшем, несмотря на то, что Москва не была взята, Турция не отказалась от своих планов осуществить вторжение на террито­рию нашего Закавказья, а выжидала удобно­го момента и постоянно наращивала количе­ство войск и техники в районе границы с Ар­менией.

Зная об этих планах, советское командова­ние по-прежнему вынуждено было держать в районе Тебриза 20 полностью укомплекто­ванных дивизий.

Даешь Стамбул!

К маю 1945 года, когда исход войны был предрешен и стало ясно, что освобожденные Красной Армией страны Восточной Европы изберут социалистический путь развития, среди некоторых членов Президиума ВКП(б) все большую популярность приобретала идея вернуть в состав СССР исконно армянские земли, насильственно отторгнутые и присое­диненные Турцией к своим территориям в 1917 – 1918 годах.

Земли армян, огнем и мечом завоеванные турками, составляли, ни много ни мало, почти треть всей площади современной Турции, по сути, всю ее северо-восточную часть от горо­да Каре до города Эрзурум и далее на запад. Причем Армянское нагорье с долиной озера Ван является самой плодородной частью всей Турции и по сей день кормит всю страну. Искушение одним мощным броском пройти от иранской границы до самого Стамбула не являлось коллективной фантазией, а подкре­плялось присутствием трех наших отборных армий, сосредоточенных в районе Тебриза. Да и политическое обоснование акции име­лось.

Прежде всего, земли, которые предполага­лось освободить, на 95% были населены дру­жественно настроенным нам населением – армянами и до 1917 года входили в состав Российской империи, перейдя к ней в соот­ветствии с Туркманчайским мирным догово­ром, заключенным 2 февраля 1828 года ме­жду Россией и Ираном. У нас к Турции имелись претензии и другого порядка. Ну, хотя бы тот факт, что она превра­тила Черноморскую акваторию в свое внут­реннее море, напрочь закрыв нам проход че­рез Босфор и Дарданеллы в Средиземное море. Вместе с тем фашистские суда во вре­мя Второй мировой войны беспрепятственно пользовались этими проливами. Другими словами, партийный ареопаг СССР планировал установить в Малой Азии совет­скую власть, как это намечено было сделать в государствах Восточной Европы.

...После Крымской конференции, проходив­шей 2-9 февраля 1945 года в Ялте, Сталин дал указание Анастасу Микояну и Георгию Маленкову разработать и представить на об­суждение Президиума ВКП(б) предложения по послевоенному переустройству Турции. И такая программа была разработана. В частности, из граждан Армянской CCR коммунистов, были полностью укомплекто­ваны штаты райкомов и горкомов партии, которые должны были на первом этапе составить костяк административной власти в освобожденных Красной Армией турецких городах.

Особое значение отводилось взятию Стамбу­ла и возвращению ему исторического назва­ния Царьград, названного так еще главой Ви­зантийской империи Константином I в 324 го­ду, и открытию свободного судоходства для всех стран через Дарданелльский и Босфор­ский проливы. Но этим планам не суждено было сбыться...

 

Трумэн переходит Рубикон

21 июля 1945 года, на четвертый день Пот­сдамской конференции, Трумэн получил из США долгожданную телеграмму из трех слов: «Роды прошли удачно».

Это означало, что период испытаний атомной бомбы успешно завершен и изготовление смертоносного оружия можно ставить на кон­вейер.

Президенту США не терпелось дать понять Сталину, что за козырь теперь зажат у него в кулаке. Выждав три дня, во время которых он тщательно обдумывал, как и что сообщить ге­нералиссимусу об атомной бомбе, Трумэн ре­шил сделать это походя, не вдаваясь в под­робности, а ограничившись замечаниями са­мого общего характера. Черчилль, со своей стороны, посоветовал облечь информацию об атомной бомбе в гротескную форму или преподнести ее вслед за рассказом какого-либо анекдота: «Юмор – это та самая оболочка, которой можно под­сластить любую пилюлю, господин прези­дент...»

По окончании пленарного заседания прези­дент и премьер, широко улыбаясь, подошли к советскому лидеру и в игривом тоне предло­жили ему выслушать содержание их снов, ко­торые они якобы видели накануне ночью. «Вы знаете, господин генералиссимус, – на­чал Черчилль, которому отводилась роль за­певалы. – Сегодня ночью мне приснился сон, что я стал властелином мира...» «А мне, господин Сталин, – подхватил тему Трумэн, – приснилось, что я стал властели­ном Вселенной!»

Сталин, почувствовав подвох, не спешил с от­ветом. Внимательно оглядев с ног до головы шутников, он пару раз пыхнул своей неизмен­ной трубкой и раздельно произнес: «Вот как? А мне сегодня ночью приснилось, что Я не ут­вердил вас в указанных должностях!» Трумэн понял, что затея с шуткой провали­лась, и скороговоркой сообщил, что Соеди­ненные Штаты создали новое оружие «не­обыкновенной разрушительной силы». И хотя фраза была брошена Трумэном мимоходом, как бы между прочим, все участники спектакля: Черчилль, государственный секре­тарь США (министр иностранных дел) Бирнс и американский президент пристально наблю­дали за реакцией Сталина. Тот пожал плечами и, сохраняя полное спо­койствие, проследовал в свои апартаменты. Устроители неудавшегося шоу пришли к за­ключению, что Сталин просто не понял значе­ния сказанного. Трумэн был явно в растерян­ности. Его обескуражило, что первая попытка атомного шантажа не достигла цели, потому что в последующие дни советская делегация и сам Сталин вели себя так, будто бы ничего не произошло.

На самом же деле, вернувшись в свой рабо­чий кабинет, Сталин тут же связался с Курча­товым и коротко сказал: «Немедленно ускорьте НАШУ работу!» Спокойная и взвешенная реакция Сталина на сообщение Трумэна выбила последнего из ко­леи – как быть дальше?!

Решение о применении Соединенными Шта­тами атомной бомбы против Японии Трумэн принял лишь после того, как руководитель американской военной разведки (РУМО) до­ложил ему, что в районе Тебриза наблюдается передислокация сосредоточенных там диви­зий Красной Армии – они выдвигаются к границе с Турцией.

Кроме того, из доклада шефа РУМО следова­ло, что на промышленных объектах, предпри­ятиях транспорта и связи в городах, тридцать лет назад захваченных Турцией, отмечена по­вышенная диверсионная активность армян­ских повстанцев.

Американский президент сразу понял, почему в ходе переговоров «дядюшка Джо» (так американцы и англичане называли меж собой Сталина) столь настойчиво стремился заполу­чить часть итальянского флота, положенного Советам в счет репараций, до 1 августа. Вой­дя в Дарданелльский пролив, военные кораб­ли смогли бы оказывать с запада поддержку наступающим с востока частям Красной Ар­мии!

Выслушав доклад, Трумэн дал указание пред­ставителям военного командования немед­ленно провести атомную бомбардировку Япо­нии.

Однако сделать это президент приказал «не раньше, чем он покинет Потсдам, чтобы нахо­диться подальше от русских и их вопросов и быть на пути домой, прежде чем упадет пер­вая бомба».

Когда Сталину доложили о результатах атом­ных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, об имевшихся там разрушениях и жертвах – 220 тысяч убитых и раненых, оба города в ру­инах, – он долго расхаживал по кабинету, пытаясь раскурить погасшую трубку. Лома­лись спички.

Поняв тщетность своих попыток, положил трубку на стол и посмотрел на притихших чле­нов Президиума:

«Поход на Стамбул отменяется... До лучших времен. А турки пусть вечно благодарят япон­цев, которые ради них пожертвовали собой. Все! Курчатова ко мне!»

Авторизация
Логин:
Пароль:
Войти

3 (14) 2005
Номер 3 (14) 2005

Краткий анонс:
Военный дневникСтрасти по ОлимпиадеНе нужен нам берег турецкий?«Победа» – достояние «Отечества»Перемены свершились
127051, г. Москва, 1-Колобовский переулок, дом 19, строение 2
Тел.: +7 (977) 777-99-69
E-mail: mail@samoz.ru
Internet: www.samoz.ru
Главная | Новости издания | Текущий номер | Секция самбо | Архив номеров | On-line сервисы | Контакты | Полезные ссылки
Rambler's Top100