Самозащита
Особый репортажЖивая легендаМир вокругСюжет человекаБыло такРезвяся и играя
Генеральная линияНовейшая историяНужные людиШкола
Секция самбо
On-line подписка On-line голосование Подписка на новости О журнале Где купить Редакция журнала Вакансии Для рекламодателей Media Kit Выставки Партнеры Журналу «Самозащита без оружия» - 10 лет «Самозащита без оружия» в Raff House
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо

Отпуск вольным стилем

 Отпуск вольным стилем. Из чего делается  и от чего помагает настойка "ЧИРКО-КЕМЬ"

Текст: Анна Турчанинова. Фото: Светлана Костыгова, Анастасия Хавжу.

Кто-то из друзей-альпинистов рассказывал байку, как подходят люди к взмыленному обгоревшему человеку в оборванной одежде с огромным рюкзаком и спрашивают: «Извините, сколько же вам за это платят?» Это, по-моему, было в Гималаях, то есть человек сам заплатил немалые деньги, чтобы так странно отдохнуть.

Да-да, это такой отдых! Эти люди запихивают огромные брезентовые тюки на третьи полки плацкартных вагонов, спят вповалку в залах ожидания заброшенных аэропортов и центральных вокзалов, ставят па­латки в ботанических садах, спорят со служащими авиакомпаний (газ в баллонах нужен не для взрывов). Все их когда-то видели и пожимали пле­чами – они так отдыхают. Честно говоря, более полноценного отдыха и я себе не представляю. От денег, бензина, электронной почты, периодиче­ской печати, расписания, колготок и прочего. Представьте, просыпаетесь вы утром, а всего этого, и даже будильника, – нет! Ну, подойдет какой-ни­будь местный житель, задаст глупый вопрос, так вы ему даже рады. Не хочется называть такое занятие туризмом (тем более, как это приня­то – «диким») или походом. Слишком много всего навесили на эти сло­ва – тут и шестидесятники, и потертые штормовки, и «я уже не девушка, я в походе два раза была», и «бригантина поднимает паруса» – все это я люблю, но современники нас не поймут.

Иностранцы называют это «треккинг» (если пешком), «рафтинг» или «каякинг» (если вплавь), а как на великах – и не помню. Есть у них забава, когда на всем по очереди – приключенческие гонки, но это уже ближе к спорту. Не знаю я правильного названия, но описать можно так: это когда передвигаешься в автономном режиме (все свое хотя бы какое-то время несешь с собой) по сравнительно дикой природе. Можно и на машине с мобильником, но тогда обязательно по болотам. А можно и пешком с детьми между двумя ветками Московской железной дороги. В общем, ва­жен баланс между средством передвижения и суровостью природы.

Мы, конечно, заинтересованы, чтобы как можно меньше людей взяло за привычку ехать в отпуск в дикие места с рюкзаком. Эдак и бензином так запахнет, и интернет подтянут. И так уже вчера звонили знакомые по со­товому из-под перевала Северный Чоргор (это Хибины, Кольский полу­остров, шли туда неделю). Поэтому и старательно вызываем у народа со­страдание и ужас облезлым видом и рассказами об экстремальных труд­ностях и сложнейших условиях жизни. Но аудитория у журнала «Самоза­щита» избранная, пока не миллионная, так что вам я скажу: это прекрас­но и доступно каждому. Просто так отдыхать надо чуть-чуть уметь.

Условный рассвет, условный закат и много бурной воды

Подъем. Дежурные ласково говорят, что скоро будет готова каша. Солн­це светит почти так же, как при отбое. Тут не то, что белые ночи, тут круглые сутки белый день! Вот что значит северная Карелия. Сначала крыша ехала от того, что день все не кончается и не кончается, сейчас привыкли и живем по часам. Дежурные твердо говорят, что все обалде­ли – в 11 утра спать, а каша готова. Нет, мы встаем уже! Уже размина­ем затекшие после вчерашней гребли плечи. Собираюсь умыться. Вода светло-коричневая, прохладная и мягкая-мягкая, мыло вообще не смы­вается. Хорошая у нас речка в этом году, веселая, порожистая, особен­но в верховьях. Чирко-Кемь называется.

Сама Кемь – большая река, впадает в Белое море, там стоит город Кемь, а это один из ее притоков. Названия здесь странные, говорят, что финские (граница совсем близко), но не очень похоже – озера Муй или Хэдо, гора Шукшин-Гевара...

Рыбки-дурочки сплываются на зубную пасту, расплывающуюся по воде кругами. Вы это не едите! Вы еще «Фэйри» попробуйте, когда будут каны мыть. (Компьютер подставляет вторую «н», но это не Канны, это каны, плоские высокие котлы, их удобнее возить, да и варить на много чело­век тоже лучше).

«Саш, – это я ребенку, – ты вставать собираешься?» Он собирается. Де­журные объявляют пять минут до мытья канов. Это уже серьезно. Получить свою порцию – святое. О, ребенок уже здесь. Три половника! Никогда до­ма не съел бы столько. Спасибо, свои сухари я возьму сама. Отплываем. Так объявило руководство. «Товарищ абмирал», как сказал Славик. Еще он смешно назвал столицу Карелии – «Пидерозавоз». Пле­мянник у меня языкастый. Надевают спасжилеты и каски. Каски – в ос­новном чтобы родители по голове веслом не заехали в пылу гребли, а «спасики» нужны по делу, взрослым, кстати, тоже. Все, конечно, плавать умеют, но если перевернемся, под байдаркой не очень-то сообразишь, ку­да плыть. Кильнуться в этом году очень реально! Волна с дом! С головой накрывает, света белого не видно, в нос заливается. Такая наша, матрос­ская, доля: сидеть впереди и все волны собирать. Хорошо хоть в этом году тепло, под «спасиками» только купальники. Сначала я одевалась, но потом надоело все время сушиться. Есть еще юбки, но от них тепла мало, они специальные, натягиваются на фартук байдарки, и все это вместе закры­вает ее от воды сверху. (А снизу у нее, кто не знает, резиновая «шкура». А железки каркаса все по-разному называются – кильсон, шпангоуты, стрингеры, а маленький крепеж – шплинты, говорю с гордостью – только что выучила). При этом вещи все равно упаковываются в герметичные мешки («герметички») разных объемов и привязываются, опять же на слу­чай киля.

Бочки, уловы, шиверы

Во, с места в карьер! Это что за шум на «лестнице»? То есть за поворотом? «Подпрудило», как говорит наш капитан, – верный признак поро­га, или хотя бы шиверы. Абмирал проходит первым. Как-то подозри­тельно лодка сразу пропала. Нет, вон весла. Опять нет. Ничего себе они прыгают по волнам! Не, это не шивера – у нее могут быть камни, как в пороге, но нет падения воды. А здесь видно ступеньку. Так и есть, сооб­щают по рации, что там огромная бочка, надо идти левее. Так как нас уже затягивает течением направо, мне велено траверсировать (пересе­кать струю поперек) в противоположный улов (это такое место стоячей воды, образуется прямо рядом с сильной струей, там бывают щуки). Тра­версируем. Ждем, пока проходит почти вся группа. Абмиральская бай­дарка под порогом в улове страхует – ее экипаж следит, как все прохо­дят порог, наготове со спасконцом (это просто длинная веревка с кара­бином, ее почему-то называют морковкой). Что случится – они будут спасать лодку, а «нырнувшие» – себя и весла. Да, главное – весло не утопить, еще плыть сто километров.

Что-то Сереги с Настей не видно. Так и есть! Кильнулись! Ни фига себе волны! Бочка отличная – там течение сильно бьет в придонные камни и закручивается, так что стоит большая обратная волна. И почему мы ребенка не высадили? Как я его буду спасать? В «спасике» сразу унесет, метров через двести только выловим. Нет, надо грести. Повезло мне все-таки с капитаном, удержал.

На огромной скорости вылетаем из порога (на «тройку», третью катего­рию потянет по такой высокой воде). Страхующие «выходят на струю» – ставят байдарку поперек течения, носом в струю, а корма еще в улове. Байдарку сильно разворачивает и уносит вниз. А эти спортсмены – кильмастера? Стоят на берегу уже, мокрые и довольные, благо – по­терь никаких, все выловили. Встаем на просушку и обед. Впереди са­мые сложные пороги.

Часов нет, но чувствую, что время перекуса. Догнали дежурных. Пряник и четыре конфеты, супер! Запели что-то русское раздольное, пока плес и плывем стройным рядом. Настя отлынивает от гребли, играет на флейте. Байдарки плывут, как гуси за Нильсом. Удивительно далеко слышно по реке звуки.

Вот что-то опять шумит, и опять мы последние в очереди. Надо было таб­личку повесить: «Осторожно, порог Кривой, его надо сначала просмот­реть». Атак абмирал проскочил через первую ступень, ушел в правый улов, а там налево за резким поворотом – вторая ступень, и ее можно пройти только по левому берегу. Тут на струю выходи-не выходи, тра-верснуть не успеешь. Хорошо мы хоть здесь встали, до первой ступени. С крутого берега порог выглядит внушительно, пожалуй, самый краси­вый. Большая бочка, мощные волны и этот поворот. Дети обходят и об­носят ценные вещи. Начальство два раза кильнулось, но спасено. А мы по левому, по левому, в струю попали. Ну и скорость, здорово! Эффектный заход в улов. Все, на сегодня хватит, килялыцикам надо со­греться. А согреваются водники самым правильным способом! Придет­ся выпить перцовку до дня рожденья. Ну и ладно, у нас готовится супер­наливка «Чирко-Кемь» – из спирта, березового гриба чаги, болотной тины и дорожной пыли. Мамочка, времени-то уже почти час ночи!

Самая ненужная вещь в этот раз – фонарик. Даже комаров в палатке можно убить при свете ночного солнца. Да тут их почти и нет. Это на прошлой стоянке клялась в туалет не ходить, не устраивать им праздни­ка. А здесь даже накомарник не буду доставать. Дети прямо на скале подпалили мох. Это у них такая реакция на пре­красное: гранитная скала с зелеными разводами и сухой серый мох. Эн­тузиасты пошли смотреть следующий порог, прямо под нами. А я считаю, чего пугаться? На крайняк – обнесем, только это уже завтра. Отбой.

Экстрим – вовсе не обязателен

Большая половина историй о немеряных трудностях походной жизни вызвана тем, что люди неадекватно оценивают себя и маршрут и полу­чают экстрим «на ровном месте». «Я отправился в кругосветное плава­ние, но продукты быстро кончились», «на третий день похода на пути встали горы», «брод был чрезвычайно сложен из-за высокой паводко­вой воды» и так далее. Из воспоминаний этого года – группа отдыхаю­щих, приехавших на нашу же речку на новеньких байдарках без едино­го герметичного мешка для вещей, а главное – совершенно без опыта. А для такой реки байдарки надо проклеивать, вещи складывать в «гер-метички», и хорошо бы капитанам уметь правильно рулить. Пойди они на Истру или Дубну – все было бы прекрасно. Я не говорю про профессиональные конторы, организующие «экстре­мальный» отдых. Это удобно и безопасно – они в непредвиденных при­ключениях не заинтересованы, люди опытные, к тому же дают нужное оборудование, организуют транспорт, физически помогают не очень спортивным коллективам. Но даже если вы хотите все продумать и сде­лать сами – в интернете полно отчетов, описаний маршрутов, полез­ных советов, так что найти необходимую информацию сейчас очень лег­ко (не то что в прошлом веке – в Центральной туристской библиотеке все читали замусоленные описания и срисовывали карты у знакомых в «ящиках»).

Адекватно оценить свои возможности, конечно, сложнее. Сначала со­ветую определиться со средством передвижения. Принципиальные вопросы: привычный объем физических нагру­зок (в частности, по переноске тяжестей), ми­нимально приемлемый уровень комфорта, желаемая компания, женщины, дети, их воз­можности. Кстати, берите их (нас) обязатель­но! В сложных условиях коллектив всегда оп­ределяет слабейшего. Пусть им окажется женщина или ребенок – нам это даже прият­но, а мужики не будут напрягаться.

Логика моего выбора

В пешем походе надо все нести на себе и идти с этим долго. Это я уже не в той физической кондиции, тут надо тре­нироваться, бегать хотя бы километров пять в неделю. К тому же меня лично напрягает невозможность нормально помыться. Поэтому «в пеш­ку» – не больше, чем на неделю, и не со спортсменами. А лучше за­ехать куда-нибудь в красивое место с речкой и оттуда ходить в неболь­шие «радиалки».

На велосипеде хорошо, сейчас такие велики отличные, карты с дорога­ми есть и ноги накачиваются. Но у них маленькие рюкзаки, в которые решительно ничего не лезет. К тому же у меня все затекает от сидения в седле. Поэтому в велопоходы я обычно езжу водителем автомобиля со­провождения.

Был опыт на лошади, километра три, что ли, проехала я по горам Узбе­кистана. Даже объяснять не буду, не мое это.

На лыжах – это уже теплее. Вроде нести столько же, сколько «в пешке», но ведь бывают спуски! Плохо, что холодно все время, но лыжные тури­сты спят в одной большой палатке и топят в ней печечку, так что вполне согреваются. На недельку в Хибины – нормально, только надо компа­нию найти.

Осталась вода. Тут я никаких противопоказаний не нашла. Грести худо-бедно можно без тренировок, к тому же течение время от времени не­сет, так что на месте не останешься. Помыться можно всегда, часто это случается даже без твоего желания. Нести ничего не надо. Детей можно брать с раннего возраста, сидят себе и спят, укачанные мерным течени­ем. Для семейного отдыха, прелести которого все рано или поздно оце­нивают, лучше воды (на байдарке, рафте или катамаране) ничего не придумаешь.

Важно, какую природу вы хотите увидеть, но во всех районах и климати­ческих зонах можно перемещаться почти любым способом (разве что в пустыне не поплаваешь). Выберите средство, соберите компанию и оп­ределите район, а потом подбирайте сложность маршрута. Всем опи­санным туристическим маршрутам присваивается категория сложности – от н/к (некатегорийный) до 6 (высшая категория). Бывает, что пре­пятствия, встречающиеся на маршруте, оцениваются отдельно (горные перевалы в пешем походе или пороги в водном). Конечно, эти цифры условны, но как сравнительные характеристики вполне подходят. На­пример, по водным маршрутам: знакомая многим Истра – это или н/к, или «единичка» (по весне); «двойка» – для схоженных, но не обязатель­но очень спортивных групп; с «тройки» начинается спорт, а «шестерки» ходят избранные упертые спортсмены. Да, не забудьте посмотреть, кто писал найденный вами отчет, а лучше узнать, жив ли он сейчас (шутка).

Авторизация
Логин:
Пароль:
Войти

8 (10) 2004
Номер 8 (10) 2004

Краткий анонс:
Отпуск вольным стилемПравила чести летчика ДейнекинаГерб Америки работал на МосквуЧешские баталииЗемляк Есенина
127051, г. Москва, 1-Колобовский переулок, дом 19, строение 2
Тел.: +7 (977) 777-99-69
E-mail: mail@samoz.ru
Internet: www.samoz.ru
Главная | Новости издания | Текущий номер | Секция самбо | Архив номеров | On-line сервисы | Контакты | Полезные ссылки
Rambler's Top100