Самозащита
Персона номераОсобый репортажЯ говорюЗавтрак с чемпиономСюжет человека: Захар Прилепин Fight Nights
Новости самбоТурнирыТурнирыТурнирыТурнирыЭнциклопедия самбо
Экипировочный центр "DAN SPORT"
On-line подписка On-line голосование Подписка на новости О журнале Где купить Редакция журнала Вакансии Для рекламодателей Media Kit Выставки Партнеры Журналу «Самозащита без оружия» - 10 лет «Самозащита без оружия» в Raff House
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо

Артем Осипенко & Саша Белый

Текст: Мария Абельян.
Фото: Влад Волков.

Московская снежная весна не спешила радовать нас теплом, но горячие страсти на ринге и на ковре по-прежнему разгорались не на шутку. Двукратный чемпион мира по самбо Артем Осипенко в третий раз подтвердил свое первенство на чемпионате России в Перми, а воспитанник школы «Самбо-70» и рэп-исполнитель Саша Белый объявил о намерении выйти на ринг Fight Nights. У самбистов нашлись темы для обсуждения за дружеским завтраком в интерьерах гостиницы Radisson Royal Moscow.

- Артем, сколько чемпионатов России у тебя уже было?
-
Шесть. В первый раз я поехал на чемпионат в 2007 году, но про­играл его на первой же встрече. Мне было тогда 17 лет. Второй раз в 2008 году я уже завоевал бронзу, а на третьем занял второе место. Последние три чемпионата подряд я выиграл. Плюс две золотые медали на чемпионатах мира.

- Сколько лет занимаешься борьбой?
- Тринадцать, в третьем классе пошел на карате, год позанимался, потом перешел в самбо.

- У меня много знакомых, которые начинали заниматься каким-то единоборством, а потом переходили в самбо. Мне кажется, это правильно. Трудно всю жизнь придерживаться одного вида единоборства, может приесться. К 17 годам станешь мастером спорта, а потом бороться вообще не захочется. А у тебя было желание бросить спорт?
- Нет, не было, для меня борьба — это не напряжение, а удовольствие. Надо уметь отвлекаться и возвращаться к тренировкам с новыми силами.

- Ты только в самбо выступал?
- По дзюдо тоже, даже занял второе место по России, должен был ехать на кубок Европы, но слег с острым аппендицитом. На этом моя карьера в дзюдо закончилась.

- У тебя нет предвзятого отношения к дзюдо? После того как там правила поменяли, броски с захватом ног отменили, многие самбисты перестали выступать в дзюдо.
- Нет, мне нравится борьба — и самбо, и дзюдо. А с изменением правил для меня существенно ничего не изменилось, я никогда за ноги не бросал. Мои коронные броски — обвивы, подхваты. Но комфорт­нее бороться по самбо.

- Придерживаешься какой-то диеты?
- Диетическое питание очень важно по время подготовки к соревнованиям. С утра каша (много углеводов для энергии) и сыр с чаем, вареное яйцо. Обед — мясо с гарниром — рис или гречка, макароны не ем. На ужин — лучше птицу, салаты овощные, зелень. В принципе я ем все, но стараюсь не переедать. Люблю сладкое, шоколад.

- Я недавно после тренировки взвесился — 103 кг. Страшно представить, сколько весил до… А ты сгоняешь вес перед соревнованиями?
- Чтобы попасть в свою весовую категорию мне нужно сбрасывать 3–4 кг, это совсем не трудно. Но когда вес перевалит за 110 кг, ­перейду в абсолютную категорию.

- Первая Россия была в полутяжелом весе?
- Нет, я боролся в категории до 90 кг. Кстати, я тогда проиграл, а когда перешел в сто — дело пошло.

- У тебя есть постоянные соперники?
- Два чемпионата был Евгений Исаев, часто борюсь с Евгением ­Семочкиным, а последние два года — с Вячеславом Михайлиным.

- Кстати, ты не знаешь, как дела у его брата, Саши (Александр ­Михайлин, дзюдоист. — Прим. ред.), он на олимпиаду все-таки едет?
- Да, больше некому.

- Ты готовишься под кого-то из своих постоянных соперников?
- Мы с тренером готовимся под каждого, вырабатываем тактику, которой я потом стараюсь придерживаться. Последние три чемпионата России для меня складывались удачно.

- Кто твой тренер?
- Мой первый тренер занимается со мной и сегодня, это Сергей Викторович Портнов. Он мне очень помогает, не дает скучать на тренировках. Подготовка спортсмена процентов на 60 зависит от тренера. Он может разобрать любого соперника «по полочкам», подсказать тактику ведения схватки. На турнирах Сергей Викторович всегда около ковра, снимает поединок на видеокамеру, чтобы потом мы смогли поработать над ошибками. Знает, когда подбодрить, когда остановить. Сергей Викторович приучил меня к труду и добросовестному отношению к тренировкам, за что я ему очень благодарен.

- Подготовка тяжеловеса чем-то отличается от подготовки спорт­сменов из более легких весовых категорий?
- Я думаю, что отличия есть. Средневесы, например, быстрее обретают форму и раньше начинают бороться в своей категории. Тяжеловесам нужно больше времени, но зато их спортивный век длиннее. Тяжеловесам надо больше работать с физической силой и гибкостью. Бросить 120–130 сопротивляющихся килограмм не так-то просто. Я, например, бегаю на длинные дистанции — 5–10 км. Это вырабатывает общую выносливость. На нее накладывается специальная выносливость — качество, необходимое для борьбы.

- Как бы ты охарактеризовал свою манеру борьбы?
- Моя тактика — не дать сопернику бороться и навязывать свою борьбу.

- Многие ругают такую тактику.
- Ругают те, кто не умеет эту тактику применять.

- А как же зрелищность?
- Все зависит от цели соревнований. Если мы боремся ради того, чтобы бросать — будут и броски. А можно выключить рабочие руки соперника, потом выйти на свой захват и бросить. Зрелищность от этого не потеряется.

- Сегодня часто говорят о том, что дзюдо добилось такой популярности, в том числе, из-за высокой степени привлекательности для зрителей. В самбо применяется множество тактических схем, а в итоге зрителям скучновато. Лично тебе нужен на трибунах зритель?
- Когда я выхожу на ковер, то кроме тренера никого не слышу. В момент поединка зритель для меня не существует. С трибун ведь раздаются не только одобрительные возгласы, оттуда могут выкрикивать все что угодно. А психологическая устойчивость во время турнира едва ли не важнее физической подготовки.

- Как справляешься с психологическим давлением, которое неизбежно на чемпионатах?
- Я много с этим работал. Бороться с волнением надо постоянно. ­Накануне запрещаю себе думать о чемпионате, чтобы не выделялся адреналин. Стараюсь больше гулять перед сном.

- Самый первый турнир помнишь?
- Помню, проиграл. Это было на второй год занятий, в Брянске, мне было 11 лет. Я даже не понял, что делал. Я вообще первые четыре-пять соревнований проиграл. Потом только, когда физически окреп, потихонечку начал выигрывать, да и бросковая техника стала разнообразнее.

- У тебя же брат младший тоже борется?
- Да, Виктор. Он борется в весе 90 кг. В этом году он на чемпионате России проиграл, переволновался накануне, очень хотел победить. Но юношеские турниры выигрывал. У нас разница — два с половиной года. Должен признать, что у него тело умнее и чувствительнее, чем у меня. Он может даже не понять, как выиграл. Брат всегда был физически сильным, развивался быстрее меня. Когда я пришел в спорт — был полным, не мог даже подтягиваться. Меня вылепил тренер. А Виктор начал заниматься раньше, со второго класса, и сразу стал выигрывать соревнования. У него совершенно другая манера борьбы. Он немного ниже ростом и делает броски через спину, через плечо, на «мельницу» может поднять.

- Но ты в 21 год был уже чемпионом России, а он пока нет. Почему? Это синдром младшего брата?
- Думаю, да. Это тоже ему помешало. Но у него все впереди, в следующем году будем ждать результатов. Я уверен, он будет чемпионом.

- В самбо много братских дуэтов. Братья Минаковы, Осипенко, Михайлины, Куржевы. Один брат всегда бывает более успешным, чем другой. Как вы это обсуждаете друг с другом?
- Разбираем ошибки, говорим о том, что надо тренироваться и не лениться, чтобы побеждать. Мы больше с тренером общаемся по этому поводу, его тоже тренирует Сергей Викторович.

- Никогда не хотелось попробовать себя на ринге?
- Мне достаточно самбо. А ты, я слышал, решил принять участие в турнире Fight Nights?

- Да, я решился на бой по миксфайту, он состоится в июне. Я всегда любил бороться, в самбо и дзюдо. Вот и подумал — почему бы и нет. У меня есть альбом, который называется «Чемпион», там больше половины песен о спорте. Надо выйти, чтобы люди понимали, что я не только пою. Я хочу объяснить, что спортсмены борются не во имя драки. Вот у тебя бывали драки в жизни?
- В детстве, как у всех. А так я очень спокойный, никого не задеваю, и меня никто не трогает. В самом крайнем случае дело обходится пощечиной, дальше все сами понимают.

- Ты женат?
- В июне прошлого года отпраздновал свадьбу, жену зовут Елена. Мы давно знакомы, она тоже занималась самбо, даже заняла третье место на чемпионате Европы. Но потом у нее возникли проблемы с мениском и локтевым суставом, она ушла из спорта. Так получилось, что жизнь нас свела снова.

- А где учился, где работаешь?
- Сначала в Брянском колледже физической культуры, а потом в Брянском филиале Академии Лесгафта (Национального государственного университета физической культуры, спорта и здоровья имени П.Ф. Лесгафта. — Прим. ред.) по специальности «Физическая культура и спорт». Квалификация — тренер-преподаватель и специалист в области физической культуры. Работаю в полиции с 2006 года, сейчас уже старший лейтенант.

- Машину водишь?
- Да, сначала был старый джип, сейчас — Hyundai Elantra. Но мечтаю приобрести что-то побольше.

- Как расслабляешься?
- Люблю сходить на рыбалку с друзьями, выезжаю на охоту с отцом. ­Когда мы были на сборах в Кстово, Сергей Ефимович Лоповок взял меня на подводную охоту. Я открыл для себя совершенно новый мир.

- У тебя есть личные принципы?
- Не люблю халтуру, в частности, в спорте. Мне не нравится, когда ребята приходят на тренировку неподготовленные. Они не только себе делают хуже, но и подают плохой пример.

- Ты думал о своем будущем после спорта?
- Хочу работать в спортивной сфере. Но о тренерской работе пока не думаю, это огромный, часто неблагодарный труд и ответственность за здоровье и жизнь детей. Каждый тренер хочет вырастить чемпиона, но не всегда это в его силах. Родители могут в ответственный момент забрать ребенка из спорта, несмотря на усилия, которые были в него вложены. Самородок в спорте — редкий случай, а его еще нужно удержать. А какая эмоциональная нагрузка лежит на тренерах! Они от волнения даже не могут на месте сидеть во время поединка ученика. Помимо всего прочего, начинающий тренер получает небольшую зарплату. Тренерский труд у нас недооценен во всех смыслах.

- Как родители относятся к твоей спортивной карьере?
- Они двумя руками «за». Отец сам занимался вольной борьбой, а в самбо меня привел друг нашей семьи. Был случай в детстве, когда мы с братом проспали тренировку, и родители нам поставили жесткое условие — если еще раз пропустим, то больше не будем заниматься. Не давали спуску.

- Нет ощущения, что нужно больше международных турниров?
- Если бы призовой фонд в самбо был такой же высокий, как в дзюдо, то это имело бы смысл. Тогда было бы больше желающих бороться. Как бы это грубо ни звучало, но все-таки на одной любви к спорту много участников не соберешь, хотя преданные спортсмены тоже есть.

- У тебя напряженный турнирный график?
- Хватает. В марте три турнира, в апреле — два, в мае, наверное, один.

- Ну что ж, хочется пожелать только новых побед! 

Авторизация
Логин:
Пароль:
Войти

3 (56) 2012
Номер 3 (56) 2012

Краткий анонс:
Как зажигаются звездыЧистая победаАлексей Баталов: «Автомобили — моя страсть»Артем Осипенко & Саша БелыйЛитературный кетчПодмосковные вечераНовости самбоПермские баталии33-й неформальныйВспоминая МастераМедали за БухарестПамятник нерукотворный
127051, г. Москва, 1-Колобовский переулок, дом 19, строение 2
Тел.: +7 (977) 777-99-69
E-mail: mail@samoz.ru
Internet: www.samoz.ru
Главная | Новости издания | Текущий номер | Секция самбо | Архив номеров | On-line сервисы | Контакты | Полезные ссылки
Rambler's Top100