Самозащита
Персона номераОсобый репортажЯ говорюЗавтрак с чемпиономСюжет человекаЗавтрак с чемпионом
Новости самбоГенеральная линияТурнирыТурнирыТурнирыТурниры
Секция самбо
On-line подписка On-line голосование Подписка на новости О журнале Где купить Редакция журнала Вакансии Для рекламодателей Media Kit Выставки Партнеры Журналу «Самозащита без оружия» - 10 лет «Самозащита без оружия» в Raff House
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо

Дмитрий Бертман: "Я живу в той стране, в какой хочу"

Текст: Наталья Григорьева.
Фото: Игорь Пискарев.

Окружающие незаметно воздействуют на нас и приводят к определенным решениям. Мне повезло, что вокруг меня всегда были хорошие люди.

Режиссер должен умереть в актере. Я полностью согласен с этой фразой Станиславского. И он обязан сделать это так, чтобы актер, играя, не чувствовал чужой воли.

Я ставил спектакли в разных странах, и особенно часто в Швеции, в Стокгольмской королевской опере. И когда меня спрашивают, в какой стране я хотел бы жить, отвечаю: «Я живу там, где хочу. Я живу в России. Здесь так много артистов, в которых я „похоронен”».

Родители заставили меня заниматься музыкой насильно, но в оперные режиссеры я пошел сознательно и назло. Папа был против, а мама хотела, чтобы я поступал на филологический факультет МГУ.

Люблю спать в театре, особенно зимой, в мороз. ­Почему? Мы засыпаем, когда нам становится скучно: когда перестаем сопереживать героям на сцене. А если мне еще предлагают понять, что же хотел сказать режиссер… Да пошли все куда подальше, я не хочу думать в театре! А теперь и кино таким стало.

Концептуальный театр — это ужасно! В Германии он процветал лет двадцать назад, а в России пришли к нему только сегодня.

Великие люди, с которыми я общался, не давали советов. Но они давали возможность анализировать их жизнь и поступки. Наверное, это и было их советом.

Когда я поступал в ГИТИС на отделение музыкальной режиссуры, я не только знал все оперы и партии, но и всех, кто исполнял эти партии в мировых постановках. А недавно, когда мне довелось принимать экзамены у абитуриентов, на вопрос: «Сколько опер написал Петр Иванович Чайковский?», молодой человек застенчиво ответил: «Две». Вообще-то Чайковский написал десять опер. «Хорошо, назовите их». Юноша радостно: «„Лебединое озеро” и… „Жезль”». Видимо, он имел в виду балет Адольфа Адана «Жизель».

Странная вещь память! Как бы прекрасно ни играли актеры в спектакле, на вопрос: «А вы видели ту замечательную постановку в таком-то году?» получишь ответ: «Не припомню…» — «Ну, там, где трамвай на сцене…» И только тогда услышишь: «Да, конечно!»

Вот уже двенадцать лет длится реконструкция здания «Геликон-оперы». И так хочется отключиться от этих работ и заниматься просто творчеством. Обидно, что все это время каждый из моих знакомых при встрече спрашивает: «Ну, что со стройкой?» Будто я по профессии прораб, а не режиссер.

Покупая в магазине огромную свечу, я спросил у продавца: «Сколько времени она горит?» На что тот флегматично заметил: «На вашу жизнь хватит». Пару раз я свечу зажигал, а потом перестал — вспоминал эту фразу, и на душе становилось грустно.

Напрасные усилия не бывают напрасными. Однажды для школьного вечера мне задали выучить стихотворение Доризо «Любовь, когда она одна, — любовь. А если много, как сказать, — любвей или любовей?» Маме этот выбор не понравился, и она посоветовала взять Тютчева «Она сидела на полу и груду писем разбирала…» Но нашему учителю литературы Тютчев не был близок, поэтому я не участвовал в школьном вечере. Однако позднее, при поступлении в ГИТИС, я по этим стихам сделал свой режиссерский этюд. И поступил!

Опера, цирк и балет — это честное искусство в поту. В драматическом театре нет профессии, там есть талант и тренинг. Балетный артист с детства стоит у станка, тренирует мышцы, сидит на диете, падает, получает травмы. Оперный артист должен окончить музыкальную школу, училище, консерваторию, ему необходимо каждый день распеваться и упражняться с педагогом. И только после этого он будет учиться актерскому мастерству.

Если оперный певец забыл текст, он не может держать паузу как драматический актер, не может заменить слово синонимом или отсебятиной. Он должен точно пропеть свою партию, взяв все верхние ноты.

У диктора Азы Лихитченко жила рысь. И эта рысь родила котят от обычного кота. Один из них, с кисточками на ушах и пятнадцатисантиметровой шерстью, оказался у нас, когда я был ребенком. Его назвали Максом, в честь писателя Максима Горького. Это был кот добрейшей души и необычных способностей. Он говорил алфавит и, когда я занимался музыкой, ложился на пианино и хвостом мне «метрономил». У Макса было природное чувство ритма. Бывало, я кричал ему: «Ты ошибся!» Но в ответ он лишь глядел на меня с грустью.

Загадочная профессия — дирижер! Он почему-то все время смотрит в партитуру. Любой хорист, не говоря уже о солистах, знает наизусть свою партию. Даже я помню все ноты. И только дирижер всегда подглядывает в «шпаргалку». Когда-то я впервые ставил оперу Чайковского «Иоланта». Опера о любви прекрасной слепой девушки и рыцаря. Идет репетиция. И что говорит дирижер «слепой Иоланте»? Он говорит: «Смотри на меня!»

Фрау Зайлер — моя большая поклонница (Урсула Зайлер, президент фирмы Seiler — Прим. ред.). Когда она была у меня в гостях, она неожиданно достала камеру и сфотографировала стены в гостиной. «Я просто настраиваю фотоаппарат», — заметила она, поймав мой недоуменный взгляд. Через некоторое время звонят: «Вам посылка из Германии». В указанное время раздался звонок домофона. Открываю, жду — никто не идет! И вдруг вижу, как несколько человек несут по лестнице что-то огромное! Это был подарок от фрау Зайлер — рояль «Зайлер», сделанный под цвет стен моей гостиной.

Некоторые зрители, в том числе и профессиональные критики, путают дизайн и режиссуру. Оценивая нашу работу, они с упоением рассказывают, что стояло на сцене и кто во что был одет.

Артисты — несчастные люди, они зависимы от всех и очень одиноки. Не надо их обижать!

Авторизация
Логин:
Пароль:
Войти

6 (59) 2012
Номер 6 (59) 2012

Краткий анонс:
Традиция побеждатьИскусство протестаДмитрий Бертман: "Я живу в той стране, в какой хочу"Все только начинаетсяПростая историяНовости самбоСамозащита для всехПроверка готовностиПозитивная мотивацияСамбо-профи. Завершение сезона.Звездные ворота
127051, г. Москва, 1-Колобовский переулок, дом 19, строение 2
Тел.: +7 (977) 777-99-69
E-mail: mail@samoz.ru
Internet: www.samoz.ru
Главная | Новости издания | Текущий номер | Секция самбо | Архив номеров | On-line сервисы | Контакты | Полезные ссылки
Rambler's Top100