Самозащита
Персона номераОсобый репортажЯ говорюЗавтрак с чемпиономСюжет человекаЗавтрак с чемпионом
Новости самбоГенеральная линияТурнирыТурнирыТурнирыТурниры
Секция самбо
On-line подписка On-line голосование Подписка на новости О журнале Где купить Редакция журнала Вакансии Для рекламодателей Media Kit Выставки Партнеры Журналу «Самозащита без оружия» - 10 лет «Самозащита без оружия» в Raff House
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо

Простая история

Текст: Наталия Илюшина.
Фото: из личного архива Георгия Шенгелия.

Не побеждает тот, кто не рискует. Это хорошо известно не только спортсменам, но и каждому, кто хотя бы раз ставил перед собой грандиозную, кажущуюся невыполнимой задачу. В этом спорт и творчество близки, а любой художник подобен выходящему на ринг бойцу. Отважившись воплотить свою идею в жизнь, он никогда не знает, сможет ли он в итоге покорить зрителя. Три года назад режиссер Георгий Шенгелия поставил перед собой непростую цель — снять кино о самбо, интересное не только бойцам, но и широкой аудитории. Этой осенью картина «Чистая победа» появится в российском прокате, и тогда станет понятно, был ли оправдан этот риск. В преддверии премьеры Георгий Леванович поделился с нами впечатлениями от работы над фильмом.

Биография:

  • Георгий Леванович Шенгелия
  • Российский кинорежиссер и сценарист.
  • Родился 11 мая 1960 г. в Москве.
  • Окончил ВГИК, занимался в мастерской Марлена Хуциева.
  • Начал трудовую деятельность в «Мосфильме» с должности столяра, затем работал декоратором, осветителем, помощником режиссера.
  • Режиссер фильмов:
    «Наша дача» (1990), «Менялы» (1992), «Стрелец неприкаянный» (1993), «Ехай» (1995), «Страсти в ателье Шах» (1997), «Классик» (1998), «Мусорщик» (2001), «Неуправляемый занос» (2005), «Флешка» (2006), «Агентство „Мечта”» (2008), «Не надо печалиться» (2009), «Чистая победа» (2012).


От замысла до реализации

— Неудивительно, что именно Шенгелия решился снимать кино о борьбе. Герои его фильмов — смелые люди, легко идущие на риск, словом, настоящие бойцы. К тому же ни одна его картина не обходится без сцен поединков или драк. Но почему из всех единоборств было выбрано именно самбо?
— Начнем с того, что я сам много лет отдал спорту — занимался карате, и с тех времен у меня осталось много друзей в сфере единоборств. В какой-то момент я понял, что должен их как-то отблагодарить — если хотите, отдать дань уважения всем, кто выходит на ринг, ковер или татами. А идея снять фильм именно о самбо была предложена Виктором Антоновым, генеральным продюсером этого проекта. Он — настоящий подвижник этого вида спорта и делает все, чтобы самбо развивалось в нашей стране: помогает борцам и самбистским школам на Дальнем Востоке, проводит мастер-классы.

— От идеи до ее воплощения — огромный путь. Много ли осталось в фильме от первоначального замысла?
— Основная сюжетная канва не изменилась, но она обросла множеством ранее незапланированных деталей. Над историей мы работали в течение трех лет — бесконечно переписывали, редактировали… Всего было 12 вариантов сценария. Мы долго совершенствовали сюжет, потому что не хотели, чтобы он был одноплановым — только связанным со спортом и самбо. Старались насытить его элементами, взятыми из повседневной жизни и характерными для обычных человеческих отношений. Хотелось больше драматургии — чтобы получилось кино для всех, а не только для самбистов.

— Кто был вашим соавтором?
— Лена Караваешникова, вместе с которой мы написали сценарии для фильмов «Классик» и «Неуправляемый занос». Она мыслит неординарно, ей интересны остросюжетные истории, в которых присутствует экшен. Также в работе принимали участие писатель и сценарист из Омска Евгений Даниленко и московский сценарист Алексей Глазков. Они не захотели указывать свои имена в титрах — посчитали, что их вклад был незначительным. Тем не менее, каждый из них внес в сценарий свои идеи.

— Вы предпочитаете сами писать сценарии или работать с готовым материалом?
— По-разному. Бывает, интересные сказки попадаются — далекие от экшена, с которым обычно работаю. Читаю сценарий и понимаю, что смогу себя через него выразить, что мне интересны эти сказочные персонажи. Это иррациональное, интуитивное чувство — когда я вдруг осознаю, что смогу сделать предложенную мне историю интересной.


В жизни — как в кино

Главных героев большинства фильмов Шенгелия нельзя назвать людьми положительными. Они нередко нарушают закон для того, чтобы добиться поставленной цели. Что заставило режиссера отойти от этой традиции? Ведь Костя Кретов — главный герой картины «Чистая победа» — практически лишен отрицательных черт…

— Георгий Леванович, с какой целью вы создали в новом фильме образ однозначно положительного человека? Не покажется ли он зрителю пресным?
— Я не считаю, что он такой уж положительный. Костя, как и любой человек в обычной жизни, поддается искушениям. Его сила в том, что у него получается этот соблазн преодолеть, вернуться на путь истинный. С одной стороны, он слегка инфантильный, слишком спокойный, с другой — как только дело касается спорта, он превращается в одержимого человека. Он идет к своей цели! Да, у него много положительных черт, и такой образ отчасти создан намеренно. Костя — среднестатистический парень, он — человек из толпы. Но упорный труд помогает ему выйти из общего ряда, стать индивидуальностью.

— Почему вы приняли решение взять на главную роль непрофессионального актера?
— Потому что человека, далекого от самбо, очень сложно в короткие сроки научить основам борцовской техники. Молодые ребята, актеры, обычно неплохо владеют приемами бокса или карате, но борьба — совершенно иной вид спорта: он требует колоссальной натренированности и самоотдачи. Сначала я рассматривал на главную роль Алексея Бардукова — профессионального актера из театра Константина Райкина. Ему понравился сценарий, и он был готов сниматься. Но взглянув на его рабочий график, мы поняли, что на этапе подготовки к съемкам он не сможет уделить три-четыре месяца тренировкам. И тогда я пошел на риск: решил попробовать на главную роль настоящего борца. Дима Гончаров, на мой взгляд, прекрасно справился со своей задачей. Найти его было большой удачей. Он мастер спорта, фотогеничный парень. Мы долго обсуждали с ним сценарий, репетировали и приняли решение, что он может сыграть эту роль. Таким образом у нас появился актер, который в кадре может выполнить любые борцовские приемы и одновременно выступать в роли консультанта. Хотя у нас, естественно, были и другие консультанты по самбо.

— У Димы не было стеснения перед камерой?
— Несмотря на то что у него совсем нет актерского опыта, никакого зажима не было. У Димы есть музыкальная группа, он снимался в клипах, выступал перед публикой, поэтому страха перед камерой у него не было. Вообще все профессиональные борцы, которые снимались в фильме, вели себя перед камерой очень естественно. Они привыкли бороться на глазах у публики, сидящей в зале.

— Во время съемок сцен борьбы на ковре случались импровизации?
— Нет, все действия борцов были предварительно отрепетированы в спортзалах. Вообще работа над сценами боя или драки — дело непростое. Обычно они снимаются с дублерами. Сначала мы с постановщиками трюков обсуждаем, в каком стиле должна быть та или иная драка, какие будут применяться прие­мы — ­набрасываем словесный эскиз. Затем обычно репетируем в спортзале, а уж потом переносим действие на съемочную площадку. 


Родом из провинции

Снимать кино о спорте — задача не из легких. С одной стороны, нельзя упасть в грязь лицом перед профессионалами, которые будут скрупулезно всматриваться в детали и искать «ляпы». С другой — нужно постараться сделать его интересным массовой публике. А чего он хочет — современный зритель?

— Георгий Леванович, насколько сегодня профессия режиссера продолжает оставаться творческой? Как угодить и продюсеру, и прокатчику, и зрителю, не наступив на горло собственной песне?
 — В любой стране в любое время режиссеры сталкивались с этой проблемой. Здесь нет ничего сверхъестественного. Когда человек выбирает эту профессию, он должен понимать, что в большинстве случаев ему придется творить, находясь в строго заданных другими людьми рамках.
Для прокатчиков сегодня важно одно — чтобы зрителю в зале было интересно. Московскую публику радуют гламурные комедии, а провинциалы могут откликнуться на нашу картину. Для них эта история более близка и понятна. Известные спортсмены начинали свой путь в провинции: Федор Емельяненко, Александр Поветкин, Николай Валуев, Александр Карелин… Все они не москвичи. Им пришлось преодолевать препятствия и закалять свой характер. С другой стороны, может, у них и выбора другого не было — просто занимались тем, что у них лучше всего получалось. Они понимали, что за счет спорта смогут чего-то достичь, улучшить свою жизнь и жизнь своей семьи.

— Значит, фильм «Чистая победа» рассчитан не на жителей мегаполисов?
— Наверное, да. Это довольно простая история без сложных, замысловатых драматургических ребусов. Мы хотели наглядно объяснить молодежи: когда у человека есть желание изменить свою жизнь, когда он ставит перед собой цель и прикладывает силы к ее достижению, его ждет успех. Мы хотели сказать молодым ребятам: занимайтесь спортом вместо того чтобы употреблять наркотики и алкоголь. Спорт формирует характер, и это не обман: очень много бывших спортсменов находят себя в бизнесе, политике или любой другой сфере, где им также помогает привычка трудиться до седьмого пота.
Нам хотелось, чтобы зрители «читали» этот фильм как открытую книгу, чтобы им сразу стало понятно, с кого стоит и с кого не стоит брать пример. У нас была задача снять не артхаус, но простое кино, которое захочется посмотреть еще раз.

— Какая составляющая цикла производства фильма нравится вам больше всего?
— Одним режиссерам интересно работать над замыслом и сценарием, другим нравится съемочный процесс, третьим — постпродакшн (монтаж, озвучка, запись музыки). Мне нравится все, кроме этапа, когда надо показывать картину зрителю. Этот момент я ненавижу. Для меня это каторга, мука. Но куда деваться? Художник, который пишет картины для самого себя, выглядит нелепо. Он должен проходить экзамен публичного признания. Картины должны выставляться и продаваться. Конечно, едкие рецензии всегда неприятны. Но каким бы заумным ни был критик или искусствовед, в конечном итоге все сводится к оценке «нравится — не нравится». Здесь нет строгой шкалы, все мнения — индивидуальны.

— Что вы можете сказать о состоянии отечественного кино?
— Разговоры о том, что наше искусство — кино, театр, живопись, литература — переживает период упадка, ведутся во все времена. Это нормально. То, что происходит вокруг, всегда кажется не таким чудесным, чем было 20, 30, 40 лет назад. Все течет, все меняется. Главная задача нашего искусства — быть самобытным и меньше подражать американцам или еще кому-то. В СССР была очень сильная кинематография, мы никому не пытались подражать. Индусы делают кино для индусов, японцы делают замечательное японское кино, которое интересно всем, и американцам в том числе. И нам ничего не надо выдумывать. Просто нужно стать интересными самим себе.   

Авторизация
Логин:
Пароль:
Войти

6 (59) 2012
Номер 6 (59) 2012

Краткий анонс:
Традиция побеждатьИскусство протестаДмитрий Бертман: "Я живу в той стране, в какой хочу"Все только начинаетсяПростая историяНовости самбоСамозащита для всехПроверка готовностиПозитивная мотивацияСамбо-профи. Завершение сезона.Звездные ворота
127051, г. Москва, 1-Колобовский переулок, дом 19, строение 2
Тел.: +7 (977) 777-99-69
E-mail: mail@samoz.ru
Internet: www.samoz.ru
Главная | Новости издания | Текущий номер | Секция самбо | Архив номеров | On-line сервисы | Контакты | Полезные ссылки
Rambler's Top100