Самозащита
Персона номераОсобый репортажЯ говорюЗавтрак с чемпиономСюжет человека
Новости самбоГенеральная линияТурнирыТурнирыТурниры
Экипировочный центр "DAN SPORT"
On-line подписка On-line голосование Подписка на новости О журнале Где купить Редакция журнала Вакансии Для рекламодателей Media Kit Выставки Партнеры Журналу «Самозащита без оружия» - 10 лет «Самозащита без оружия» в Raff House
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо

В движении

Текст: Николай Бутаков.
Фото: Влад Волков.

На следующий день после чемпионата мира по самбо нашему корреспонденту удалось встретиться с Вячеславом Василевским, в третий раз завоевавшим титул чемпиона по боевому самбо. Беседа состоялась за завтраком в изысканном итальянском ресторане «Талавера» гостиницы «Рэдиссон-Славянская» в перерыве между поездами «Минск — Москва» и «Москва — Нижний Новгород».

— Слава, поздравляюс победой! Какие у тебя впечатления от чемпионата мира в Минске по горячим следам?
— Спасибо! В целомприятные, понравился и сам турнир, и город. И хотя для меня это был уже третий чемпионат мира по самбо, я серьезно и долго готовился, потому что победа на нем означает, что я выполнил норматив заслуженного мастера спорта. Это самое престижное звание в любительском спорте. Все свои поединки я завершил досрочно, за исключением боя с Александром Вороновичем. В принципе, это был достойный соперник — неплохо борется, хорошо владеет ударной техникой, смог завершить два поединка досрочно. Я решил, что для победы надо его сначала пробить хорошенько, чтобы он устал и лишился сил для проведения борцовских приемов. Так и получилось: в самом начале я смог отправить его в нокдаун, ­после чего он перестал представлять опасность.

— С точки зрения спортивной карьеры, мастерства, шлейф «непобедимого Василевского» не мешает? Тебе хватает здоровой конкуренции?
— В боевом самбо есть очень серьезные ребята, но в этом году чемпионат России я прошел достаточно легко. Другие мои соперники, в том числе финалист Умед Хасанбеков, были слишком осторожны, старались закончить бой скорее и с наименьшими потерями. Может быть, сказывается то, что основное мое направление — это все-таки ММА: я даже куртку на тренировках надеваю только за две недели до начала чемпионата.

— Скажи, что не так сделал Миша Мохнаткин? Он же классный боец.
— Согласен, Миша был намного сильнее всех в категории до 100 кг, но, думаю, ему помешало психологическое напряжение, давило осознание того, что выступает на чемпионате мира. Может быть, сказался возраст, небольшой опыт в соревнованиях такого высокого уровня или даже слишком большое желание победить. Что-то его закрепостило. На мой взгляд, он показал только 30 % своих возможностей.

— Что для тебя значит боевое самбо?
— Лично для меня это — смесь ударной техники рук и борьбы. Я, кстати, раньше занимался дзюдо, а потом боксом. Боевое самбо приближено к ММА, хотя и в более мягком варианте. И поэтому оно хорошо готовит для плавного перехода в смешанные единоборства.

— Еще три-четыре года техника ММА была примерно такая: два-три удара, ноги, партер, добивание. Или просто налететь и забить («граунд-энд-паунд»). Сегодня что-то изменилось?
— Все описанное — это примитивная техника, которая применяется только в боях низкого уровня. В поединке с сильным соперником с такой тактикой не выиграть. Нужно развиваться во всех аспектах — бокс, тайский бокс, вольная борьба, самбо. Только тогда можно подготовиться под конкретного соперника. Человеку, который может только махнуть пару ударов «по-колхозному», а затем побежать в ноги, на профессиональном ринге делать нечего.

— Может быть, поэтому мы проигрываем за Атлантикой?
— Не совсем так. Я тренировался и выступал в США и могу сказать, что тактический и технический арсенал наших бойцов шире, чем у американцев. Но у них лучше функциональная подготовка — выносливость, работоспособность, физические кондиции. Все это позволяет им проводить несколько раундов с высокой отдачей и не уставать. И, напротив, с превосходной техникой, но плохой «функционалкой» после первого раунда можно «упасть» с уровня мастера спорта на уровень третьего юношеского разряда.

— У американцев есть секретные технологии подготовки спортсменов?
— У них выше уровень спортивного питания и фармакологии. А на тренировках упор делается на развитие физики и силовую подготовку.

— Мышцы от такой подготовки не забиваются?
— Забиваются. Именно поэтому у многих американцев любимая тактика — зажать соперника в клинч, прижимать к клетке, переводить бой в партер, добивать, контролировать соперника сверху. В общем, изматывать, и, в конце концов, либо добить, либо провести удушающий. Есть, конечно, уникальные бойцы, такие как Андерсон Сильва и Джуниор дос Сантос. Но их заслуги — личные, а не американской или бразильской системы подготовки.

— А кто в мире единоборств близок тебе по манере, с кого ты берешь пример?
— Подражать другому спортсмену очень сложно. Правильнее сказать, я стараюсь брать лучшие качества сильных бойцов на вооружение. У того же Андерсона Сильвы мне очень нравится боксерская манера работы в стойке, удары рук. Нравится физическая кондиция Джоржеса Сейнт Пиерры — он может биться пять раундов по пять минут в чемпионском бою в одинаковом темпе. У дос Сантоса очень сильна техника классического бокса и физическая подготовка. В ­итоге он не дает себя побороть, а в стойке всех превосходит.

— Осенью 2011 года ты подписал контракт с Bellator FC, но дошел только до полуфинала. Почему?
— Был неудачный бой, где мне присудили поражение. Я считаю, что нужно было назначить четвертый, дополнительный раунд, чтобы выяснить, кто действительно победил. Хотя, должен признаться, к этому поединку я подошел не в лучшей технической и физической форме. Думаю, что если бы я готовился в России, как обычно, то обязательно выиграл бы.

— Как в Америке относятся к нашим?
— Мне сложно сказать. Но если вспомнить тот же поединок, где отдали победу бразильцу Мигелю Фалькао, понимаешь, что организаторам было невыгодно, чтобы я прошел в финал и в титульном бою встретился с Александром Шлеменко. Все завязано на телевидении, и далеко не всем американцам интересно смотреть, как два русских бойца бьются за титул. Это элемент маркетинга. Вот поболеть за бразильца или американца — это другое дело. Вообще, сейчас много русских ребят дерется в «Беллаторе», но, возможно, если они станут часто выигрывать, их участие будут ограничивать.

— А какие у тебя сейчас контрактные отношения?
— У меня продолжается двухлетний контракт с «Беллатором», который также не запрещает участвовать и в других турнирах. В России я выступаю в «Лиге S-70», а с М1 отношения пока неясны. Возможно, наше сотрудничество возобновится.

— Какова российская перспектива развития ММА?
— ММА сегодня — один из самых популярных видов спорта, помимо командных. Когда я выступал в М1 — там собирали по десять тысяч зрителей. Но уровень гонораров в Америке конечно выше, и это главная причина, почему наши бойцы туда стремятся. Зачем было бы ехать в США, если бы такие же условия были здесь? Тратить силы на акклиматизацию, подготовку в новых условиях...

— Как ты относишься к высказыванию, что ММА — это кровавый спорт?
— Ну, это на самом деле кровавый спорт. Жесткий, мужской. Тем он и интересен — своей бескомпромиссностью, невозможностью предсказать исход поединка, большим количеством технических действий. К тому же за ММА легче болеть обычным людям — здесь, в отличие от борьбы, не обязательно разбираться в правилах, ­чтобы понять, кто побеждает.

— Есть люди, которые называют ММА видом спорта, лишенным спортивного олимпийского духа, нравственного начала. Ты с этим не согласен?
— Такая точка зрения чаще присуща представителям старшего поколения. Мне кажется, это отличный вид спорта и возможность продемонстрировать технику своего единоборства в абсолютном поединке. Смешанные бои — это как шахматы, только фигуры на поле всего две, зато комбинаций бесчисленное количество. В борьбе множество ходов, но в ММА их еще больше, так как здесь все единоборства объединяются в одно. Хороший боец ММА — это универсальный боец, который умеет делать все.

— Коммерциализация спорта и единоборств идут на пользу спорту?
— Не могу говорить обо всех видах спорта, но думаю, что самбо, вольную борьбу, дзюдо коммерциализировать не надо. Люди должны побеждать, чтобы стать чемпионами, а не ради денег. Это отличная цель, к которой можно идти всю жизнь. ММА же — это меньше спорт и больше работа, которой необходимо отдаваться полностью. Я тренируюсь два раза в сутки шесть дней в неделю. Весь мой режим подчинен тренировкам. Я встаю вовремя, ем вовремя, ложусь спать вовремя. Я отдаю себя полностью и хочу получать обратную отдачу.

— Спиртное пьешь?
— Нет, конечно. И не хожу в ночные клубы. Веду спортивный образ жизни и считаю, что это правильно. Пока спорт — смысл моей жизни, не нужно распыляться и искать что-то еще. Я максималист — если за что-то берусь, то довожу дело до конца.

— А какая у тебя цель? В боевом самбо ты уже заслуженный мастер спорта.
— В самбо да, но я хочу занимать ведущие позиции в мировом рейтинге ММА. Чаще всего первые места в общем рейтинге всех версий занимают чемпионы UFC. Но туда я пока не стремлюсь, так как эта организация запрещает своим спортсменам выступать где-то еще, а бои они проводят редко — раз в шесть-восемь месяцев. Да и гонорары там не очень большие.

— Где будешь выступать в ближайшее время?
— Через десять дней я приму участвую в боях в Нижнем Новгороде, а потом надеюсь, что меня пригласят на «Гран-при Беллатор», который состоится в январе.

— Расскажи о своей семье.
— Я родом из Сибири, Красноярского края, маленького города Зеленогорска. Отец и мать из рабочих, есть старший брат, который работает в полиции. В семье никто не занимался спортом.

— А ты когда начал?
— Когда мне было восемь, я записался в секцию дзюдо и посвятил ему десять лет. Потом стал ходить на бокс и однажды поехал попробовать свои силы на турнире по боевому самбо. Я вообще-то всегда мечтал заниматься ММА, но понимал, что пока не готов. И поэтому начал с боевого самбо.

— Свою семью еще не собираешься создавать?
— У меня есть девушка, с которой мы довольно долго встречаемся. Но пока, честно говоря, спорт поглощает все мое время.

— В каком месте карьерной лестницы ты находишься?
— Я пребываю в постоянном движении, ни в коем случае не на вершине. Мне кажется, почувствовать себя там — это самое страшное, что может случиться. Тогда уже больше ни на что не хватит бензина. Буду выступать и в боевом самбо, и в мискфайте. Еще очень много работы, много целей.

— Ну что же, желаем тебе новых вершин и новых побед!

Авторизация
Логин:
Пароль:
Войти

1 (60) 2013
Номер 1 (60) 2013

Краткий анонс:
Энергия созиданияЖивая историяДидье Маруани: "Я верю в любовь, труд и талант"В движенииПротив теченияНовости самбоДинамичный мирПсихология победыЗолотой стандартВоспитание духа
127051, г. Москва, 1-Колобовский переулок, дом 19, строение 2
Тел.: +7 (977) 777-99-69
E-mail: mail@samoz.ru
Internet: www.samoz.ru
Главная | Новости издания | Текущий номер | Секция самбо | Архив номеров | On-line сервисы | Контакты | Полезные ссылки
Rambler's Top100
Array