Самозащита
Персона номераОсобый репортажЯ говорюЗавтрак с чемпиономСюжет человека
Новости самбоГенеральная линияКумирыТурнирыТурнирыТурнирыСамбо в мире
Экипировочный центр "DAN SPORT"
On-line подписка On-line голосование Подписка на новости О журнале Где купить Редакция журнала Вакансии Для рекламодателей Media Kit Выставки Партнеры Журналу «Самозащита без оружия» - 10 лет «Самозащита без оружия» в Raff House
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо

Между прошлым и будущим

Текст: Александр Ершов.
Фото: Фонд поддержки и развития самбо.

В какой из трех модальностей — тренер, спортсмен, организатор — Давид Рудман добился большего успеха, сказать сложно. Судите сами: шестикратный чемпион СССР в личном и три раза в командном зачете, создатель известной спортшколы «Самбо-70», основатель одного из самых массовых детских турниров, наставник нескольких чемпионов мира.

Справка
Давид Рудман — заслуженный мастер спорта СССР, заслуженный тренер СССР, шестикратный чемпион СССР в личном зачете, трехкратный чемпион в командном зачете, чемпион мира по самбо, двукратный чемпион Европы и бронзовый призер чемпионата мира по дзюдо, создатель школы «Самбо-70», автор семи книг по самбо.

— Давид Львович, к какой группе людей вы бы себя отнесли: к тем, кто считает, что все самое лучшее было в прошлом, или к тем, кто верит, что все еще впереди?
— Все самое лучшее происходит в настоящем. Прошлое уже прожито. Про будущее мы можем только гадать. А настоящее — вот оно. Надо жить настоящим, и тогда все будет нормально. Я не живу прошлым. Когда-то я неплохо боролся, но сейчас уже не спортсмен-борец. В прошлом я был тренером и знаю, насколько это интересный, тяжелый и полезный труд. Но сейчас я не тренирую.

— А как вы сами определяете свой сегодняшний статус?
— Я пишу книги и обобщаю свой опыт.

— Но вы же еще занимаетесь огромной организационной работой.
— Турнир по самбо среди детских клубов по месту жительства я веду, потому что еще в 80-х взвалил на себя эту ношу. Потом был перерыв (не по моей вине), приходится восстанавливать. В турнире «Юный самбист» в 2012 году принимало участие 253 команды. Появились отборочные турниры в Армении, Германии, на Украине. Ребята из Германии и Америки хотят приехать. Я восстанавливаю то, за что отвечал в свое время.

— Расскажите, как начиналось это движение.
— По моим следам пошло много людей. Новые клубы так и назывались: «Самбо-75», «Самбо-81» и т.д. Причем клубов с названием «Самбо-75» было несколько: в Ангарске, Кунцевском районе Москвы и Давлеканово (Башкирия). В 70–80-е в СССР в целом открылось очень много детских клубов, вот и возникла идея их как-то объединить. И мы вместе с Анатолием Исаевым, который работал в газете «Пионерская правда» заведующим отдела спорта, организовали турнир. У «Пионерской правды» тогда был огромный тираж (9,6 млн экземпляров — Прим. ред.), поэтому слово «самбо» звучало во всех пионерских организациях страны.

— Что это такое — уличное самбо?
— Самбо, то есть САМозащита Без Оружия, было создано Виктором Спиридоновым, чтобы готовить работников НКВД к сложным ситуациям. (Спиридонов начал работать в системе Объединенного государственного политического управления при Совете народных комиссаров. Народный комиссариат внутренних дел появился в 1934 году). Идея была такая: сотрудник органов должен уметь нейтрализовать бандита, отнять у него оружие, произвести арест. И Спиридонов довольно успешно справился с этой задачей, отобрав из разных систем лучшие приемы, а также разработав свои собственные. Однако это была закрытая система: на первой книге Спиридонова «Руководство самозащиты без оружия по системе джиу-джитсу» (1927) стоял гриф «Не подлежит разглашению». Спиридонов же придумал название «самбо». Параллельно стала складываться открытая система, которая называлась «борьба вольного стиля». Ее автором был Василий Ощепков. В 1946 году борьба вольного стиля была переименована в самбо, потому что борьбой вольного стиля стали называть другой вид борьбы. Разработки Ощепкова легли в основу спортивного самбо, а система Спиридонова преподавалась только для сотрудников силовых структур.
В 90-е годы XX века образовалось боевое самбо, в котором техника борьбы была объединена с ударной техникой и удушениями. А изначальный смысл самбо как системы самозащиты без оружия отошел на второй план. Это неправильно. Я пришел в секцию самбо, чтобы научиться защищаться, а не для того, чтобы выигрывать соревнования или становиться чемпионом. Сегодня идея самозащиты, как ни странно, развивается во многих американских и европейских клубах самбо. И там люди приходят в клубы, чтобы научиться защищать себя и близких на улице. Это и есть street sambo, то есть уличное самбо.

— Чем оно отличается от самбо как такового?
— Цель человека, занимающегося спортивным самбо, — победить на соревнованиях. А что такое соревнования? Это некая искусственная реальность. Для того чтобы уметь защищаться, совсем не нужно посещать какие-то турниры. На улице надо предугадывать вероятные действия противника и уметь противопоставить им эффективные контрдействия. Когда человек приходит в секцию, как правило, ему показывают технику проведения приемов и рассказывают о правилах соревнований. Защищаться его не учат. Разумеется, навыки страховки при падении и проведения бросков — это все очень полезные умения. Но иногда надо защищать себя от удара ножом или кулаком.

— На Западе именно эту технику самозащиты и называют самбо?
— А это и есть самбо. Одно слово может вмещать много смыслов и понятий. Есть примерно 17–20 стран, где спорт, и самбо в частности, финансируется государством. Это прежде всего бывшие республики СССР. В других странах самбо находится на самоокупаемости, а тренеры зарабатывают исключительно платными уроками. И таких стран около 60. Чтобы привлечь людей в секцию, тренер должен предложить что-то большее, чем спорт. Образ жизни, безопасность, здоровье. Причем самбо там существует в жесткой конкуренции с восточными единоборствами, у которых довольно привлекательные идеологии.

— И никто не знает о существовании идеологии самбо. Вся мифология самбо привязана к тому, что это была запрещенная система, которая культивировалась в НКВД.
— У самбо действительно непростая история. Владимир Путин сказал, что все боевые искусства в России выросли из самбо, и это правда. В СССР долгое время были только бокс, борьба и самбо. В 1972 году от самбо отпочковалось дзюдо, а федерация самбо разделилась на две части. Когда я пришел в секцию, дзюдо в стране не было. Сборная Советского Союза по самбо сначала выступала на своих соревнованиях, а затем надевала кимоно и выступала по дзюдо. Затем появился рукопашный бой, а после 1991 года системы стали множиться как на дрожжах.

— По дзюдо вы побеждали в партере или стойке?
— Я не ожидал, что на первом европейском чемпионате (Бельгия, 1969) получу приз за лучшую технику. Выигрывал в основном болевыми приемами, но я был настолько воодушевлен, что в полуфинальной встрече с поляком Чеславом Куром сделал подхват. Я раньше никогда не делал этот прием на соревнованиях. А тут смотрю — удобно стоит. Дай, думаю, сделаю подхват. Затем он встал по-другому, а я подумал — надо сделать подсечку. Сделал, и он снова упал. Потом пришлось сделать рычаг локтя, потому что он в партере оставил мне руку. А финал я выиграл у Антонио Зайковского, который в 1972 году стал серебряным призером Олимпийских игр.
Так вот, когда в 1972 году (в этом году был проведен первый чемпионат Европы по самбо в Риге) появился международный календарь у самбистов, нам пришлось выступать сразу по двум видам спорта. И тогда было принято решение о разделении федерации самбо и создании федерации дзюдо. Ошибочное, на мой взгляд, решение. Но сначала у наших дзюдоистов, то есть вчерашних самбистов, все складывалось успешно. Сергей Новиков и Владимир Невзоров стали чемпионами Олимпийских игр, Валерий Двойников стал серебряным призером.

— Говорят, что раньше самбо было более сильным. А сейчас все упростилось.
— Вообще я не очень люблю разговоры на тему «раньше — сейчас». Раньше и мы были моложе, и девки краше. А если серьезно, техника действительно была интереснее и разнообразнее. В клубах культивировались разные манеры, школы, направления. Сегодня я могу посмотреть в интернете, как борется любой человек, придумать, какую тактику ему противопоставить. Как-то все усреднилось.
Но есть и второй момент. Сегодня и в самбо, и в дзюдо основная задача — не проиграть. Люди стараются не дать сделать захват, нейтрализовать атаки противника, очень хорошо используют край ковра. И зрелищность поединка начинает исчезать, на первый план выходит тактика. А у нас была задача выиграть. У нас было больше рискованных атак, больше попыток бросков и засчитанных приемов.

— Кем из учеников вы гордитесь?
— Больше всего горжусь Александром Громовым, который записался на самбо в 1970 году, а в прошлом году стал чемпионом мира среди мастеров. Он 42 года тренируется! Причем он выигрывал у очень сильных соперников — у чемпиона СССР Сережи Алдонина. А вообще у меня было много хороших учеников: Витя Астахов, трехкратный чемпион мира, Саша Сидоров, чемпион СССР. Из этого же спецкласса — Миша Чистов, Костя Троянов, Ромка Соловьев. У меня начинал заниматься Игорь Куринной, который потом стал трехкратным чемпионом мира, а Сурен Балачинский стал двукратным чемпионом мира.

— Вам было важно, чтобы ваши ученики становились чемпионами? Или были какие-то более актуальные ценности?
— Выращивание спортсмена — как выращивание ребенка, никогда не знаешь, каким будет результат. Когда приходили новички, я им говорил: ребята, один из вас станет чемпионом мира, двое — призерами, 10–15 — мастерами, остальные бросят. Кто станет чемпионом, никто предугадать не может. Саша Сидоров не обладал какими-то суперталантами, он был просто работоспособным, настойчивым, серьезным спортсменом. Сурен Балачинский сначала весил около 38 кг, кто бы мог представить, что он будет тяжеловесом?
Я никогда не выжимал из ребят победы. Наоборот, сдерживал их. Допустим, проходит чемпионат Москвы «по взрослым». Витя Астахов становится третьим. Это мастерский результат. А я не подал на мастера. Витя обиделся и говорит: Давид Львович, ну я же имею право стать мастером спорта? Я говорю: имеешь. Почему вы не подали? Я говорю: Витя, ну что для тебя третье место на Москве? Станешь чемпионом — обещаю, сразу станешь мастером. Он разозлился и выиграл чемпионат. Через какое-то время выиграл Союз, затем — мир. Я сдерживал ребят, не давал разряды. Я говорил: победу с незначительным преимуществом не засчитываю. Что такое незначительное преимущество? Быть может, это судейская ошибка. Из-за того, что я придерживал ребят, они были на голову сильнее.
У нас постоянно не хватало тренеров, школа росла, а своих выпускников еще не было. Пришел человек из института физкультуры, где я проводил практику для студентов кафедры борьбы. Поработал полгода и говорит: Давид Львович, у нас нет результата. А у нас уже было здание школы, спецклассы, всего тренировалось около тысячи человек. Я говорю: как нет результата? смотри, сколько человек тренируется! Он отвечает: но чемпионов-то нет. Я говорю: будут чемпионы. И в этом году Костя Фелицын стал чемпионом СССР по юношам.

— «Самбо-70» и сегодня — это не конвейер по производству чемпионов, а место, где воспитывают достойных людей.
— Выпускники «Самбо-70» дружат всю жизнь. Помогают друг другу, оказывают поддержку, собираются вместе, обсуждают какие-то вопросы. Кто-то стал выдающимся спортсменом, кто-то профессором, кто-то предпринимателем, а кто-то — просто хорошим человеком. Это и была наша цель. Ведь самбо — это не набор приемов, это метод воспитания характера, формирования коллективных ценностей и идеалов.

— Вот мы и вернулись к вопросу идеологии самбо.
— Мы от нее и не уходили. Спорт — это модель жизни. В нем так же бывают победы и поражения. Если ты настырный, у тебя все получится. Последний свой спецкласс я в силу занятости набирал в мае. И взял всех, кто по тем или иным причинам не нашел себя в других классах. Получился ну очень пестрый коллектив. Юрка Дронин все не мог ни секунды усидеть спокойно, обязательно должен был куда-то повернуться, кого-то дернуть, над кем-то подшутить. Он, кстати, стал мастером спорта.
Через полгода занятий мы стали готовиться к товарищеской встрече с параллельным классом. Я сказал ребятам, что они, скорее всего, проиграют, потому что их противники начали заниматься раньше. Но мне, сказал я затем, это неважно. А важно — понять, есть ли у вас борцовский характер. Если вы сомневаетесь в себе, лучше не выходите на ковер. Но если вышли — нападайте, рискуйте, пробуйте, сопротивляйтесь до последнего, чтобы я увидел, какие у вас ошибки. Они боролись изо всех сил и… выиграли со счетом 16:14. Этим классом мы потом выиграли чемпионат Москвы: в 11 весовых категориях у нас было семь чемпионов и несколько призеров.

— В «Юном самбисте» все самое важное, кажется, происходит возле ковра. Ребята болеют друг за друга, подбадривают. Как вы думаете?
— В любом командном турнире от победы одного человека зависит судьба всей команды. В личном зачете победа или поражение — это дело только спортсмена и его тренера. Командные соревнования воспитывают быстрее и эффективнее, чем личные. Выпускники «Самбо-70» вспоминают соревнования на призы «Пионерской правды» до сих пор.

— Какую роль в развитии самбо играет восстановление могилы Спиридонова?
— Я бы хотел, чтобы во всех секциях самбо висел портрет Спиридонова и все знали, что основа самбо — самозащита. И чтобы тренеры преподавали самозащиту без оружия, а спорт был производным от самозащиты. И тогда все станет на свои места.
У кого нет прошлого, у того нет будущего. Мы должны знать наше прошлое. Спиридонов начал создавать самбо в 1923 году, в 1927-м выпустил первую книгу, в 1928-м — вторую, в 1933-м — третью. А Ощепков, еще один столп самбо, в 1930-м только переехал в Москву из Харькова. Ощепков — уникальный человек с трагической судьбой. Его арестовали 1 октября 1937 года, а через десять дней он погиб. Но он был апологетом дзюдо. А в конце 30-х началась кампания по разоблачению «японских шпионов», и дзюдо оказалось в опале. Ощепков тогда придумал название «борьба вольного стиля — дзюу-до», чтобы подчеркнуть, что это не японское дзюдо, а его советский вариант. Самбо некоторое время существовало параллельно с борьбой вольного стиля. (Первое официальное упоминание слова «самбо» — декабрь 1937 года.) Спиридонов в своей последней книге, кстати, написал, что борьба вольного стиля — очень хорошее подспорье для самбо. И эти две системы не конфликтовали.

— Что нужно делать, чтобы добиться успеха в спорте?
— Очень просто — тренироваться. У меня не было цели стать чемпионом, я хотел научиться бороться. Если кто-то хочет стать именно чемпионом, необязательно бороться, достаточно знать некоторые уловки и разрабатывать тактические схемы.

— Какие приемы были у вас любимыми?
В основном я использовал технику борьбы лежа. Ущемление ахиллесова сухожилия делал очень хорошо, рычаги… В принципе, лежа я делал все приемы. Я их по системе разрабатывал. После соревнований я отмечал, на что надо обратить особое внимание. Например, увидел, что никто не делает обратный узел. Стал разрабатывать обратный узел. Ущемление икроножной мышцы есть, а ущемления бицепса почему-то нет. Я придумал целое направление — ущемление бицепса.
Я очень хотел научиться делать подсечку, и даже один раз сделал ее чисто. Сделал три мельницы чисто. Одну я не считаю — делал на слабом противнике. А две — в очень сложных условиях, проигрывая встречу. На чемпионате мира по дзюдо за выход в тройку, когда шансов на победу осталось мало, я сделал мельницу южному корейцу. Я люблю борьбу в целом, а не какие-то отдельные приемы.



Сергей Байдаков, президент Федерации самбо Москвы
— В 1978 или 1979 году клуб, в котором я занимался, приехал на товарищескую встречу в «Самбо-70». И тогда я впервые увидел высокого, черноволосого, красивого мужчину, который и оказался знаменитым тренером и спортсменом Давидом Рудманом, создавшим самую известную школу самбо. Свою схватку я тогда проиграл, и это до сих пор является темой для наших шуточных разговоров. Сегодня Давид Рудман является членом президиума Федерации самбо Москвы, возродил один из главных детских турниров, который раньше проходил на призы «Пионерской правды», а сегодня называется «Юный самбист». Давид Львович сохранил великолепную физическую форму, играет большую роль в ветеранском движении, активно передает знания молодым самбистам. Я от всей души желаю Давиду Львовичу всего самого доброго, надеюсь, что он будет продолжать так же активно работать на благо московского и отечественного самбо.


Сурен Балачинский, заслуженный мастер спорта, двукратный чемпион мира по самбо, генеральный директор МГФСО
— Хотелось бы от всей души поздравить Давида Львовича с юбилеем и сказать от имени его учеников, что мы любим и ценим нашего учителя. Давид Львович, желаем вам сохранять то же приподнятое состояние духа, то же ощущение счастья и радости на долгие годы! Здоровья и процветания!



Редакция журнала «Самозащита без оружия» поздравляет Давида Рудмана с 70-летием!

Авторизация
Логин:
Пароль:
Войти

2 (61) 2013
Номер 2 (61) 2013

Краткий анонс:
Oптимистическая историяЛаборатория будущегоГарри Бардин: "За свободу надо платить"Уали Куржев: "Тренировки — это удовольствие"Семья. мотоциклы и рок-н-ролл!Новости самбоСетевая зависимостьМежду прошлым и будущимНа равныхНеоспоримое преимуществоЭнергия юностиРазбуженный тигр, проснувшийся дракон
127051, г. Москва, 1-Колобовский переулок, дом 19, строение 2
Тел.: +7 (977) 777-99-69
E-mail: mail@samoz.ru
Internet: www.samoz.ru
Главная | Новости издания | Текущий номер | Секция самбо | Архив номеров | On-line сервисы | Контакты | Полезные ссылки
Rambler's Top100