Самозащита
Персона номераОсобый репортажЯ говорюЗавтрак с чемпиономСюжет человека
Новости самбоГенеральная линияТурнирыТурнирыТурнирыТурнирыТурнирыТурниры
Экипировочный центр "DAN SPORT"
On-line подписка On-line голосование Подписка на новости О журнале Где купить Редакция журнала Вакансии Для рекламодателей Media Kit Выставки Партнеры Журналу «Самозащита без оружия» - 10 лет «Самозащита без оружия» в Raff House
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо

Лариса Лужина: "Меня выручает улыбка"

Текст: Мария Егорова.
Фото: Борис Кремер.

Блокадный Ленинград, подиум Таллиннского дома моделей, невероятная известность, пришедшая в один день после выхода фильма «На семи ветрах», заграничные поездки, масса поклонников, несколько браков и песня «Она была в Париже», посвященная ей Владимиром Высоцким… Жизненный путь народной артистки РСФСР Ларисы Лужиной, сыгравшей в более чем 70 фильмах и сериалах, полон невероятных событий, счастливых встреч, взлетов и падений. Но образ романтической женщины, озаренной внутренним светом, всепобеждающей улыбкой и человеческим достоинством, она сумела сохранить и пронести через все превратности судьбы.

Моей первой профессиональной наградой стала… котлета. В канун 1945 года я читала на детском празднике при мясокомбинате стихотворение Твардовского «Исповедь танкиста». Все женщины плакали, а директор взяла меня на руки и подарила мне эту котлету. Ее вкус и запах запомнила на всю жизнь.

До сих пор ем мандарины с кожурками. В детстве, когда у нас с мамой не было денег, моей главной мечтой было попробовать этот фрукт. Помню, их начинали продавать перед Новым годом, и мне казалось, что повсюду стоял мандариновый запах. Однажды я не удержалась и, пока никто не видел, подобрала валявшиеся возле урны шкурки. Съела их за секунды. Так сбылась моя мечта. 

Недавно я нашла могилу своего папы, которого не стало во время блокады в 42-м году. Долгие годы меня мучило, что я не знаю, где он похоронен. Знала только, что на Пискаревском кладбище, в братской могиле. Помощь предложил телеканал. Когда мы приехали на место, я заметила чайку, которая садилась на один из обелисков. Сразу подумала: это папа мне знак подает. Пошла туда, чтобы возложить цветы, как вдруг птица взлетела, и я увидела на земле рядом весенний крокус. Один-единственный, больше не было ни травинки! А через несколько дней мне позвонили поисковики и сказали, что отец захоронен именно там. 

В молодости цыганка нагадала мне много мужей, но сказала, что в конце жизни я останусь одна. Так и случилось. Но я не ощущаю себя одинокой. Наоборот, порой так устаю и только спасаюсь тем, что дома никого нет и не нужно ни с кем разговаривать. К тому же у меня есть целых четыре мужика — любящий сын и три внука. Разве в такой компании заскучаешь?

Просить — не в моем характере. Вот и встречу с Сергеем Апполинариевичем Герасимовым мне устроила студентка ВГИКа Лейда Лайус, которая проходила практику у нас, в Таллинне. Она заметила меня, а потом сама подошла к нему и сказала, что есть такая замечательная девушка. Герасимов ответил: «Пусть приезжает, я на нее посмотрю». До сих пор помню, как тогда оделась: ботинки на высокой подошве, красная муаровая юбка с широким поясом, а прическа у меня тогда была «под Марину Влади» — длинные волосы, челка. Первый вопрос мастера: «Ты почему такая рослая?» привел меня в ступор. Говорю: «Каблуки». Он:  «Сними». И вот я стояла перед ним в одних чулках, пунцовая от стыда и обиды, читала стихи и понимала, что проваливаюсь. Из последних сил завела монолог Ларисы из «Бесприданницы». Наверное, оттого что общий тон совпал с моим настроением, получилось очень правдоподобно, со слезами. Герасимов посмотрел, посмотрел и говорит: «Ладно, я тебя беру». Но я тогда не поняла своего счастья — весь вечер косилась на его жену, мою любимию актрису Тамару Макарову и мечтала, как расскажу подружкам.

Сериалы позволяют мне неплохо зарабатывать. Конечно, я бы хотела, как раньше, сниматься в большом кино, где больше возможностей раскрыться. Но настоящий артист никогда не халтурит, даже в крошечном эпизоде.

Мне всегда хотелось быть за мужчиной, а получалось, что я была за мужчину. Все те, с кем сводила судьба, оказывались менее востребованными и обеспеченными, чем я. Но это не устраивало ни их, ни меня, поэтому личного счастья не получилось.

Снимать кино о человеке, память о котором еще слишком жива, неправильно. Делайте картины о Пушкине, жившем в другом веке, но зачем воскрешать Высоцкого? Я приняла, но не поняла этот фильм. Я знала другого Володю, дружила с ним. И мне непонятно, для чего на экран выплеснули все его болезни и наркотические загулы. К чему эта грязь?

На встречи с великими жизнь не скупилась. Даже не верится, что многих из тех, с кем виделась лично, разобрали на афоризмы. Помню, в гости к нашей хозяйке тетьке Шурке, вдове народного артиста СССР Алексея Дикого, у которой мы снимали комнату на Тверской, часто заходил поэт Михаил Светлов. Он почему-то совсем не любил мыться, а хозяйка всякий раз настойчиво просила: «Миш, ну прими ванну!» Как-то раз он не выдержал: «Шура, я буду ее принимать только тогда, когда ее будут выдавать в таблетках!»

Oтдуваться за родную страну перед Европой мне приходилось не только на кинофестивалях. Как-то привезла в Германию наш «деликатес» — горилку с перцем из украинской кулинарии на Тверской. Сразу предупредила их: крепка, без закуски не обойтись, и тут же на столе появились маринованные огурцы и хлеб. Все выдохнули, поднесли рюмки ко рту... Но с первым же глотком стало ясно, что это вода, подкрашенная чаем. Долго мне пришлось объяснять избалованным европейцам, что в советских магазинах, увы, подобное случается.

Стараюсь не выступать в женских колониях. В мужских со сцены вижу нормальные лица, по которым даже не скажешь, что это воры и бандиты, а там — порочные, страшные взгляды, от которых мороз по коже. Я и в молодости уголовников не боялась. После фильма «Тишина» получила письмо от человека, который 17 лет сидел и обещал на мне жениться, как только выйдет на свободу. Я решила ответить по-хорошему и зачем-то дала свой адрес, куда он стал писать: 128 дней до освобождения, 54 дня до освобождения… И вот как-то утром раздается звонок в дверь. Я, растрепанная, в ночной сорочке, открываю — стоит какой-то странный тип и говорит: «Мне бы Ларису Лужину». Я ему отвечаю: «Это я». — «Нет, — говорит, — непохожа». И ушел. Как же я потом радовалась, что он меня не узнал!

Улыбка — вот то, что меня выручает. Как-то шла по центру и увидела в витринах отражение грустной старушки. С ужасом поняла, что это я. Но как только улыбнулась, сразу вроде бы и ничего себе женщина стала. «Снимаю» улыбку только дома, на своей территории.

Я против ухода на пенсию. Для меня лучшее средство от старости и болезней — работа. Каждый день ты встаешь, потому что знаешь: тебя где-то ждут люди. Даже с больной ногой соглашалась сниматься.

Авторизация
Логин:
Пароль:
Войти

3 (62) 2013
Номер 3 (62) 2013

Краткий анонс:
Первый среди равныхСделано в РоссииЛариса Лужина: "Меня выручает улыбка"Денис Давыдов: Золотой резервДело в шляпеКонгресс в Пунта-КанеБорьба за самбоПродолжение следуетСтратегическое преимуществоВосточный факторПраздник самбоТрадиция продолжаетсяВесенние впечатления
127051, г. Москва, 1-Колобовский переулок, дом 19, строение 2
Тел.: +7 (977) 777-99-69
E-mail: mail@samoz.ru
Internet: www.samoz.ru
Главная | Новости издания | Текущий номер | Секция самбо | Архив номеров | On-line сервисы | Контакты | Полезные ссылки
Rambler's Top100