Самозащита
Персона номераОсобый репортажЯ говорюЗавтрак с чемпиономСюжет человека
Новости самбоГенеральная линияТурнирыТурнирыТурнирыТурнирыТурнирыТурниры
Федерация самбо Москвы Фонд поддержки и развития самбо Российский Союз Боевых Искусств
On-line подписка On-line голосование Подписка на новости О журнале Где купить Редакция журнала Вакансии Для рекламодателей Media Kit Выставки Партнеры Журналу «Самозащита без оружия» - 10 лет «Самозащита без оружия» в Raff House
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо

Дело в шляпе

Текст: Борис Волков.
Фото: из личного архива Билли Новика.

Billy’s Band сегодня, пожалуй, самая известная российская группа, играющая блюз. В 2010 году команда заняла второе место на престижном рочестерском музыкальном фестивале, после чего в 2011 году участникам коллектива выпала честь открывать самый главный в мире джазовый фестиваль в Монреале, на котором до них не играл ни один русский коллектив. Лидер группы Billy’s Band Билли Новик — абсолютно блюзовый персонаж. И дело даже не в том, что он пел на европейских улицах, носит шляпу и играет на контрабасе. Просто что бы он ни сказал, все равно получается блюз.

Биография:

  • Билли Новик. Настоящее имя — Вадим Валерьевич Новик.
  • Родился 30 октября 1975 г. в Ленинграде.
  • Музыкант, поэт и композитор, один из основателей группы Billy’s Band — успешного коллектива, который создан по модели DIY (Do It Yourself). Участники группы сами записывают и оформляют альбомы, занимаются рекламой и организацией гастролей.
  • Играет на контрабасе, пианино, губной гармошке, банджо, гитаре и бас-гитаре.
  • Окончил Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет.
  • В составе Billy’s Band записал пять студийных и три концертных альбома, три сингла и несколько сборников.
  • С 2010 г. Билли Новик исполняет роль Шута в спектакле Адольфа Шапиро «Король Лир».

Билли Новик сегодня пишет музыку для кино, озвучивает мультфильмы, играет в театре, курирует джаз-клуб The Hat («Шляпа»), гастролирует в России и за рубежом. А все началось, как у Декарта, Данте и Менделеева, во сне…

— Билли, это правда, что в 2001 году вам приснился «сон о контрабасе», после чего вы решили научиться играть на этом инструменте?
— Да, мне приснился сон, как будто я просыпаюсь в незнакомой квартире от звуков контрабаса, но так и не могу найти их источника. На самом деле я просто хотел «спрятаться» на сцене за ­контрабасом. Когда приходишь играть в незнакомый бар и боишься освистывания, успокаивает, что против визуального авторитета и массивности контрабаса никто не попрет.

— Какие проблемы приходилось решать по мере возрастания вашей популярности?
— Какие-то проблемы, конечно, были. Например, «звездная болезнь». Понимаете, какая штука... Если раньше ты мог спокойно оставаться собой и вести себя как угодно, то после того как тебя показали по «ящику», любой финт с твоей стороны оценивается как «звездянушка». Фактически приходится начинать лицемерить с малознакомыми людьми. Поэтому мне пришлось сузить круг общения.

— Вы сделали себя сами, без продюсеров и промоутеров. В России это большая редкость. Что помогло вам на этом пути?
— В первую очередь успех у публики. У Billy's Band всегда был успех. Это позволило нам встать на ноги без участия СМИ. Хотя они тоже подключились, но позднее. Ну и, конечно, сыграло роль полное отсутствие конкурентов в нише русскоязычного песенного свинга собственного сочинения. Никто в России даже сегодня этого не делает.

— Танцоры фламенко говорят: «В 40 лет женщина танцует совсем не о том, о чем танцует девушка в 18». Сейчас вам 37 (кстати, знаковый возраст для поэта). Вы выступаете больше десяти лет. О чем вы поете сегодня?
— Раньше мне нравились острые детали и подробности, а теперь больше будоражат художественные образы. В любом случае отражение реальности проникает в песни только после пяти-десяти­летней выдержки. Не знаю, как это у других, но мне необходимо время на переработку жизненного материала, чтобы из него получилась песня. Так что если вам интересно, что происходит в моей голове сейчас, просто купите мой свежий альбом через десять лет.

— «Выходит, чтобы попасть в ад, совсем не обязательно иметь благие намерения. Иногда достаточно просто оставаться самим собой...» Эта ваша фраза не выходит у меня из головы. Может, поделитесь новым афоризмом?
— На данный момент я пришел к одной очень глобальной для меня мысли: люди все равно будут жить так, как они хотят.


В прошлом году Билли Новик открыл джаз-бар The Hat. Вход свободный, каждый вечер — живая музыка. Но кто будет играть, всегда держится в тайне. Наверняка можно знать лишь то, что это будет джаз, а интерьер будет напоминать классический американский джаз-бар 1950-х годов.

— Раньше в творчестве Billy's Band важную роль играл алкоголь, и вы даже определяли свою музыку как «алкоджаз». Теперь же вы заявляете о «деалкоголизации» группы. С чем связана такая резкая метаморфоза?
— Мы много ездим по России и видим этот ужас. Страна спивается. Решили начать с себя и советуем делать это всем, кто с нами. Замените реальный алкоголь на безвредный романтический алкоджаз. Здоровее и умнее будете, да и качество жизни улучшится. Надо развернуть программу «Каждому россиянину по диску Billy's Band»! Думаю, через пять-шесть лет мы увидим повсеместное улучшение. 

— В вашем джаз-баре, конечно, «наливают не алкоголь, а настроение», но все же 30 сортов односолодового виски и девять видов бурбона там присутствуют...
— Первым направлением борьбы с алкоголизацией населения я считаю борьбу с распитием «на дому». По статистике там самые высокие дозы (бутыль куплена в магазине, домой ехать не надо, и люди пьют до отключки). Наша задача — постепенно отучить людей делать это дома и перевести веселье в бар. Здесь алкоголизация оказывается минимальной (выпивка в 5–10 раз дороже, чем в магазине, порции по 30 грамм). В баре человек среднего достатка выпивает примерно 60–180 мл крепкого, дома — 400–800. Чувствуете разницу?

— Помимо отличного выбора виски, почему еще стоит сходить в The Hat?
— Люди в барах используют алкоголь как предлог остаться, может, познакомиться с кем-нибудь. В нашем случае сам джаз интеллектуально регулирует всю систему, вплоть до фейс-контроля. Гопники боятся джаза, как черти ладана. В итоге мы имеем джазово-питейное заведение, полное нормальных людей, при этом ни одного пьяного. Чудеса. Кстати, The Hat вошел в топ-150 лучших джаз-клубов земного шара по версии авторитетного американского издания DownBeat (февраль 2013).

— Название для бара вы придумали?
— Я предложил название «Шляпа», а Сид Фишер (друг Билли, ресторатор и один из основателей бара — Прим. ред.) мгновенно перевел его, и получилось The Hat. Так что мы вместе его придумали.

— Шляпа ведь для вас неотъемлемый элемент образа. Сколько их у вас? Как часто вы их меняете?
— Я внушил себе, что шляпа приносит успех. К тому же нет на свете человека, которому она не пошла бы. Не зря в особо тяжелые ­периоды XX века шляпы были так широко распространены. Как только люди стали жить лучше (1960–70-е), о шляпах почти забыли. Я надел шляпу в 2001-м, и теперь смотрите: почти все «звезды русского рока», многие поп-исполнители — все в таких же, как у меня, шляпах, вплоть до Димы Билана и Джастина Тимберлейка. 
Сколько у меня шляп — не знаю. Это ликвидный фонд, который постоянно ротируется. Расход большой: шляпы сгнивают на голове со скоростью примерно две штуки в год, плюс непредсказуемые дарения, благотворительные аукционы и так далее. У меня много старых шляп, которые уже стыдно кому-то дарить. Но выбросить их я тоже не могу — в них столько моих мыслей осталось (смеется).

— В жизни вне сцены вы тоже носите шляпу?
— Я бы и носил все время, как раньше, но не всегда хочется, чтобы меня постоянно узнавали и спрашивали, как дела. Дела настолько хороши, что даже стыдно рассказывать. Либо надо лицемерить и притворяться, что дела «так себе», чтобы быть «своим». Не хочется кривить душой, поэтому в жизни я хожу в кепке, чтобы никто на меня не обращал внимания.


Выступления Billy's Band в гораздо большей степени являются театрализованными шоу, нежели концертами. Билли, как правило, находится в сценическом образе бродяги-неудачника, рассказывающего разные истории и поющего песни. Артистизм Билли, за счет которого он удерживает внимание публики часами, видимо, не остался незамеченным. С конца 2010 года Билли Новик играет в театре, исполняя роль шута в «Короле Лире» на сцене ТЮЗа им. А. А. Брянцева.

— У вас есть сценический образ и вы, по сути, всегда играете роль, причем делаете это очень хорошо. Видимо, поэтому вам и предложили принять участие в спектакле?
— Наверное. Как-то мы играли на чаепитии, посвященном окончанию театрального фестиваля «Радуга», и там художественный руко­водитель петербургского ТЮЗа Адольф Шапиро предложил нам такую работу. Сложно было отказаться, мы приобрели очень ценный и практически значимый сценический опыт (другие участники группы тоже заняты в спектакле, исполняя роль свиты короля). 

— В 2011 году вы получили престижную театральную премию «Золотой софит». Что это для вас значит?
— Я воспринял эту премию как аванс, потому что никаких реальных чудес пока не совершил.

— Чем отличается игра в спектакле от выступления Billy's Band?
— В спектакле мы участвуем без инструментов — наших основных «посохов», придающих уверенности. Без контрабаса в первое время я ощущал себя голым. Но потом преодолел это чувство, и все стало о`кей. А выступления группы — это все-таки музыкальные концерты, просто обогащенные художественными деталями.
Проще всего выступать в камерных клубах. Никакой ответственности — люди толпятся, разговаривают, веселятся. А в концертных залах все сидят в темноте и только и делают, что «пялятся» на тебя. Ничего другого им не остается. Все внимание — сцене, мертвецкие паузы… Вот это уже ответственность. Приходится что-то придумывать, чтобы удерживать зрительское внимание, максимально разнообразить программу.

— В спектакле «Король Лир» вы играете Шута. Вам симпатичен этот персонаж?
— Я всегда любил людей, говорящих правду без оглядки на последствия. Сам всегда был шутом в классе, по крайней мере, так утверждали учителя. Поёрничать — тоже мой конек. Да, мне все это близко. 


Когда Билли и первые участники группы еще только нащупывали свой стиль и толком не знали, к чему приведут их музыкальные эксперименты, они поехали в Германию, где играли не только в клубах, но и на улицах разных городов. Путешествовать по Европе было совсем не просто, особенно с контрабасом…

— Насколько трудно ездить из города в город с контрабасом? Как вы сегодня решаете вопрос его транспортировки?
— Да, раньше мы возили контрабас с собой. В 2001-м, когда первый раз поехали в Германию на автобусе, я волновался, что меня не пустят в автобус с таким грузом, и поэтому все вещи (20 пакетов лапши быстрого приготовления) приклеил скотчем к контрабасу и запихнул его в брезентовый чехол. Мол, у меня ничего кроме этой малютки и нет. Пустили. В Регенс­бурге я побил рекорд: нес контрабас около трех километров в чехле без единого ремня. Руки чуть не отвалились. Теперь мы просто заказываем его в техническом райдере по месту гастролей.

— Певцам и танцорам танго в Аргентине говорят: «Te falta tango». Это значит «тебе не хватает танго» — то есть жизненного опыта, чтобы петь и танцевать танго, как надо. Обязателен ли богатый жизненный опыт для настоящего блюзмена?
— Думаю, да. С трудом представляю себе, какой блюз получится у музыканта, который ни разу не ночевал на улице.

— Что самое главное для человека, который играет блюз?
— Не бояться выглядеть глупо. И смелая самоирония.

— Вы бы хотели когда-нибудь снова поиграть на улице?
— Нет, уже нет. Раньше (2001–2010 годы) мы практиковали это часто, чтобы что-то себе доказать. Хотели проверить, сколько мы стоим — без микрофонов, усилителей и легенд. Я считаю, что для музыкантов это вещь необходимая: хочешь узнать, сколько ты на самом деле стоишь, — сходи на улицу. Я узнал и успокоился. Если жизнь повернется так, что придется заниматься этим снова, значит, такова судьба. А вообще очень приятно осознавать, что в случае чего ты спокойно сможешь выжить в любом городе мира.

Авторизация
Логин:
Пароль:
Войти

3 (62) 2013
Номер 3 (62) 2013

Краткий анонс:
Первый среди равныхСделано в РоссииЛариса Лужина: "Меня выручает улыбка"Денис Давыдов: Золотой резервДело в шляпеКонгресс в Пунта-КанеБорьба за самбоПродолжение следуетСтратегическое преимуществоВосточный факторПраздник самбоТрадиция продолжаетсяВесенние впечатления
127051, г. Москва, 1-Колобовский переулок, дом 19, строение 2
Тел.: +7 (977) 777-99-69
E-mail: mail@samoz.ru
Internet: www.samoz.ru
Главная | Новости издания | Текущий номер | Секция самбо | Архив номеров | On-line сервисы | Контакты | Полезные ссылки
Rambler's Top100