Самозащита
Персона номераОсобый репортажМонологЗавтрак с чемпиономСюжет человека
Генеральная линияТурнирыТурнирыТурнирыТурнирыТурниры
Федерация самбо Москвы Фонд поддержки и развития самбо Российский Союз Боевых Искусств
On-line подписка On-line голосование Подписка на новости О журнале Где купить Редакция журнала Вакансии Для рекламодателей Media Kit Выставки Партнеры Журналу «Самозащита без оружия» - 10 лет «Самозащита без оружия» в Raff House
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо

Наталья О’Шей (Хелависа): "Жить надо весело, не боясь влипнуть в неприятности"

Текст: Борис Волков.
Фото: Сергей Луканкин, Валентин Монастырский,
локация — шоурум Gibson Guitars Russia.

Наталья О’Шей (Хелависа), лидер группы «Мельница», ученый, писатель

Мои дочки знают, что их мама сказочница и рок-звезда.

Все мои тексты завязаны на индоевропейскую мифологию и эпос, потому что я чувствую себя в этой теме как рыба в воде. Так мне проще выразить свои мысли.

В 12–13 лет я хотела быть похожей на Фредди Меркьюри.

Публика группы «Мельница» крайне разномастная, но всегда очень интеллигентная и открытая. Стейдж-дайвинг на концертах я не практикую: если попытаюсь прыгнуть в толпу, она вежливо расступится.

Свой музыкальный стиль я называю авторским фолком. Самая известная фигура в этом направлении — конечно же Боб Дилан. Он адаптировал под свои нужды традиционные британские и американские гармонии. Мы делаем то же самое: я приношу идею, и мы с группой пытаемся понять, какие мотивы слышатся в этой песне. Мы начинаем думать, в каком инструментальном ключе ее интереснее всего показать и пытаемся экспериментировать, используя то блюзовые шаффлы, то джазовые гармонии, поворачивая музыку то в сторону акустического барокко, то в сторону тяжелой рок-баллады. Это всегда зависит от каждой конкретной песни, мы не заморачиваемся над жанрами.

За границей фолк-рок-группы гораздо популярнее, чем у нас, потому что они умеют подать себя, сделать шоу. В этом и состоит секрет успеха группы «Мельница». Мы не пытаемся втянуть слушателя в какой-то свой мир, дескать, смотрите, ребята, какие мы замороченные, сейчас мы вам тут нагоним. «Мельница» получает удовольствие на сцене и делает шоу, стараясь вовлечь слушателей в представление, дать почувствовать нашу радость и удовольствие.

Мой папа — большой ценитель и знаток классической музыки, и он приучал меня слушать и разбираться в ней. Мы постоянно играли в «угадайку»: что-то звучит по радио, и я угадываю — русский композитор или зарубежный, какого периода, какой школы, и в итоге называю имя. Мы с папой ходили в консерваторию по абонементам и не пропускали гастроли зарубежных оперных театров в Москве. Даже на отдыхе, скажем, в Абхазии, мы каждый год ходили на органные концерты в Пицундский собор.

Я окончила музыкальную школу по классу фортепиано, сама освоила гитару, а арфа мне как-то попалась в руки случайно. Нет, ну правда! После фортепиано за арфу пересесть очень просто — тот же диатонический принцип, так же задействованы все пальцы.

В детстве и подростковом возрасте я очень любила заниматься мелким рукоделием: вышивала, плела кружева и так далее. Потом занималась этим в исторической реконструкции, да и сейчас в случае необходимости смогу «наплести».

В студенчестве я вращалась в университетской толкиеновской тусовке и начала писать песни, поначалу на слова Толкиена. Если на счет музыкальных способностей у меня не было особенных сомнений, то писать тексты сама я долго не решалась.

Когда ты очень молод и не очень уверен в себе, но при этом тебе хочется создать некий образ, ты берешь псевдоним. Будучи интеллигентной библиотечной девочкой, очень сложно выйти на сцену и сказать: «Здрасьте, я Наташа Николаева, и сейчас я буду рубить вам рок» — ты сама себе не поверишь. А когда ты ведьма Хелависа — совсем другое дело! Это же альтер-эго.

Я увлекаюсь верховой ездой, у меня есть красивая лошадь, ее зовут Дара, Дара О’Шей. Верховая езда вообще один из самых полезных видов спорта.

Моя альма-матер — МГУ им. М.В. Ломоносова. Я там училась, там защитила диссертацию, долгое время преподавала. В 2014 году я ушла оттуда со ставки старшего научного сотрудника, но это не значит, что университет перестал быть моим домом.

Известный лингвист Олег Сергеевич Широков читал нам «Введение в языкознание» и знакомил с разными ветвями индоевропейского ареала, куда входят и кельтские языки. Они были странными, из серии «совершенно непонятно, но очень здорово». Мне понравилось, и я решила: «Почему бы и нет? Вот туда-то я и пойду». Так я стала кельтологом.

Я не считаю Ирландию родной и не вплетаю себе трилистники в волосы, я просто ее уважаю и очень интересуюсь ее культурой. В этом и суть грамотной межкультурной адаптации: испытывать искренний интерес к другим культурам, сохраняя собственную национальную самоидентификацию. Я люблю и уважаю культуру своей страны, и именно поэтому я могу любить и уважать культуру и историю другой.

Еще во время обучения в МГУ я опубликовала статью на английском языке — «The Drink of  Death» в зарубежном журнале Studia Celtica. Откуда я на четвертом курсе набралась наглости и заслала текст в большой иностранный журнал, сама не знаю. С тех пор было множество научных публикаций, но эта для меня по-прежнему самая дорогая.

Я много лет преподавала. Хотите реальный случай из жизни? Встречаются два сонных преподавателя в полвосьмого на тропинке от метро: «А что, Наталь-Андревна, яйцо василиска непременно должна высиживать жаба?» — «Да, Татьян-Львовна, как же иначе» — «А, ну тогда и вам доброго утра».

Моя основная специальность — сравнительное языкознание, но в последнее время я больше занимаюсь сторителлингом, то есть адаптацией традиционных сюжетов других стран для русскоязычного читателя. Сейчас мы исследуем, можно ли подать сказки народов мира для русскоязычных детей так, чтобы они воспринимали их не как чуждые, а как свои.

Я очень въедливая и любопытная.

Я уже подзабыла древнеисландский язык, древнегреческий и санскрит, а вот с древнеанглийским, древнеирландским, латынью и готским у меня все хорошо. Из живых языков я знаю ирландский, датский, исландский и значительно хуже испанский и немецкий. По-английски и по-французски говорю свободно.

Жить надо весело и зловеще, не боясь влипать во всякие неприятности и выбираться из них с интересом и удовольствием.

Наш последний альбом называется «Ангелофрения». Ангелы — это богатейший мифологический материал. Я подошла к ним с той же долей уважения, иронии и любопытства, с которой могла бы отнестись к культу воина-волка у индоевропейцев. В итоге получилось интересно, не без помощи ангелов, надо сказать. Без них точно ничего бы не вышло.

Когда мы выпустили альбом ­«Ангелофрения», мне позвонил Макс Хорсун (писатель-фантаст. — Прим. ред.) с предложением написать одноименную книгу, где каждой песне из альбома будет соответствовать отдельная глава. Так я стала еще и писательницей. Сейчас я готовлю уже вторую книгу — это будет сборник сказок, больше похожий на традиционное фэнтези и более глубокий, чем «­Ангелофрения». Там будут в основном кельтские сюжеты, но не в обычном пересказе или переводе. Это текст, написанный для русского читателя, с аллюзиями на Булгакова, Гоголя, Бродского, с использованием понятных нашим людям культурных и литературных кодов. Я делала эту работу очень ­старательно и, надеюсь, профессионально.

Я русский сонграйтер. Для меня использование приемов русского стиха и аллюзии на произведения русской литературы строго обязательны.

Песни группы «Мельница» звучат на православном радио «Вера», и уже традиционно в январе мы даем рождественские концерты. Это единственный «сидячий» концерт «Мельницы» в году, и на него приходят с маленькими детьми, бабушками, дедушками. Мы делаем этакое полуакадемическое шоу, где можем поработать со струнным квартетом, с хором мальчиков. Я считаю, что настоящий рок-музыкант должен уметь сыграть как акустику в Карнеги-холле, где зрители будут чинно сидеть на высоких стульях, так и «зарубиться» на Уэмбли, где все будут отплясывать под дождем.

Я постоянно сталкиваюсь с тем, что кто-то в моей музыке хочет видеть больше кельтских мотивов, кто-то — русских народных. Люди придумывают себе некую идею исполнителя, и им уже неинтересно слушать ни музыку, ни тексты. Бывает, после концертов пишут: «Сходил на концерт группы „Мельница“. Почему солистка в мини? Она должна быть в сарафане и с длинной косой!» Я читаю это и думаю: «Бедный…»

У меня четыре арфы, и у каждой своя функция. Одна находится дома в Женеве, на ней я занимаюсь, сочиняю, делаю демо-записи. Другая — в Москве, на ней я репетирую и играю большие акустические концерты, например, в филармонии. Есть еще маленькая коленная разминочная арфа, на ней можно позаниматься с детьми или взять поиграть в паб. И, наконец, есть электрическая арфа ярко-фиолетового цвета для концертов группы «Мельница».

Мне очень нравится играть в ирландских пабах с незнакомыми музыкантами. Вот ты начинаешь мелодию, другие тебя подхватывают, а потом кто-то предлагает свой вариант развития темы… и все это складывается в довольно-таки стройный импровизационный сет.
Я живу на две страны: Швейцарию и Россию.

Альпинизм — это традиция моей семьи. По горам ходили и мои родители, и дедушка с бабушкой, поэтому, когда мы с мужем оказались в Швейцарии, то воспользовались ситуацией. Мы и сейчас продолжаем заниматься горным туризмом и потихоньку подтягиваем детей.

В горах я больше всего люблю высоту и воздух. Наверное, мне важно быть как можно ближе к небу, но при этом ногами стоять на твердой поверхности, а не болтаться где-то между.

Моя старшая дочка Нина родилась 22 июля солнечного альпийского дня. Еще за сутки до этого я проплыла километр в бассейне, полдня ходила со схватками и пела, а тут уже выкатилась такая крохотная Нинка, которая немедленно принялась очень жадно есть.

Когда дочки были маленькие, я до последнего кормила их грудью и брала с собой на гастроли. Сейчас старшей уже почти семь, и на время российского турне я могу оставить ее в Женеве с папой.

Кстати, я успела поработать и в качестве модели: мы с дочкой рекламировали слинги.

Обе мои дочери говорят на русском, английском и французском. Но французский у них скорее выученный.

Я просто очень люблю сказки.

Авторизация
Логин:
Пароль:
Войти

3 (74) 2015
Номер 3 (74) 2015

Краткий анонс:
Все потерять - и вновь начать с мечтыПрокатиться с ветеркомНаталья О’Шей (Хелависа): "Жить надо весело, не боясь влипнуть в неприятности"Технология победыОткрыться искусствуВойна и самбоПо новым правиламБоевая дисциплинаСамбо в ЛужникахСмотр в "Динамо"Турнир состоялся!
127051, г. Москва, 1-Колобовский переулок, дом 19, строение 2
Тел.: +7 (977) 777-99-69
E-mail: mail@samoz.ru
Internet: www.samoz.ru
Главная | Новости издания | Текущий номер | Секция самбо | Архив номеров | On-line сервисы | Контакты | Полезные ссылки
Rambler's Top100