Самозащита
С Новым 2016 годом!Персона номераОсобый репортажПрямая речьЗавтрак с чемпиономСюжет человека
Генеральная линияТурнирыТурнирыТурнирыТурнирыТурниры
Федерация самбо Москвы Фонд поддержки и развития самбо Российский Союз Боевых Искусств
On-line подписка On-line голосование Подписка на новости О журнале Где купить Редакция журнала Вакансии Для рекламодателей Media Kit Выставки Партнеры Журналу «Самозащита без оружия» - 10 лет «Самозащита без оружия» в Raff House
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо

Превосходство горца

Купить квартиру краснодар
На сайте http://ritalifestyle.com fashion блогер москва.
Смотрите kilometr.com.ru автомагазин.
купить стол в спб

Текст: Григорий Зеленский.
Фото: Влад Волков.

С шести лет — карате, бокс, армейский рукопашный бой... Видимо, судьба с детства готовила Рашида Магомедова к участию в турнирах по ММА. Сегодня у него за плечами 20 официальных боев, а впереди — возможность стать чемпионом по смешанным единоборствам в самой известной промоутерской организации мира. Накануне нашей встречи Рашид выиграл свой четвертый бой в UFC, и во время завтрака в уютном ресторане «Тадж Махал» мы не упустили случая обсудить этот поединок.

Биография:

  • Имя: Рашид Магомедов
  • Родился: 29 ноября 1984 г. в с. Маджалис (Кайтагский район Республики Дагестан)
  • Звания: к. м. с. по боксу, мастер спорта по рукопашному бою, чемпион М-1 Challenge
  • Тренер: первый — Мусаил Алаудинов, сейчас — Шамиль Алибатыров и Сухраб Магомедов
  • В спорте: 24 года
  • Весовая категория: до 77 кг
  • Базовая техника: ударная
  • Официальная статистика: 19 побед, одно поражение
  • Клубы: в детстве секция по карате в школе № 25 (п. Красноармейск), сейчас — «Горец» (Махачкала), «Крепость» (Москва)
  • Семейное положение: женат, воспитывает дочь

Блиц-опрос:
 
Самый лучший день в году? - Ураза-байрам
Блюдо? - Хинкал
Машина? - BMW 7
Место отдыха? - Дом
Любимый фильм? - «Троя»
Честь или слава? - Честь
Рецепт успеха? - Здоровье, семья, тренировки, друзья

Рашид, поздравляю с победой, очень важный сюжет в российском ММА — четыре боя без поражения в UFC!
— Спасибо большое!

Первые впечатления и эмоции уже прошли, наступило время трезвого и рационального анализа ситуации. Как ты считаешь, все ли было сделано правильно?
— Можно было завершить бой пораньше, во втором раунде, но я не стал рисковать, оставлял запас сил.

Насколько я понимаю, твой соперник Гилберт Бёрнс был любимцем аудитории?
— Да, в Бразилии это восходящая звезда, у него много болельщиков. Меня тоже стали узнавать, болеть за меня, так как я уже третий раз встречаюсь с бразильцами. Некоторые знакомые даже шутят, что мне пора получать бразильское гражданство.

Сложилось впечатление, что ты чувствовал неловкость, когда входил в октагон. Это так?
— Да, бывает и такое. Десять месяцев прошло с предыдущего боя, все забывается. Но уже во время первого раунда, после того как соперник меня перевел в партер, но я поднялся, пришло чувство уверенности в своих силах.

Твой соперник борец, а ты?
— Я ударник, борьбой занимаюсь, но больше для защиты от тейкдаунов. Гилберт Бёрнс — трехкратный чемпион мира по бразильскому джиу-джитсу, то есть он обладает серьезной борцовской подготовкой. Я полтора месяца готовился под него, план был такой: не дать себя затащить в партер, а если затащит, как можно скорее подниматься. И максимально эффективно работать в стойке.

Ты себя считаешь тактиком или панчером?
— Я, конечно же, не панчер. Ну а тактику с помощью тренера разрабатывает каждый боец, когда определяется соперник. И если ты психологически готов к бою, то уже не надо думать: работаешь практически на автомате.

Где ты готовился?
— В Майами в American Top Team. Со мной работали местные тренеры: «ударка», партер, функциональная подготовка.

Сложилось впечатление, что ты выглядел свежее своего соперника. Что произошло, почему он так рано завял?
— Он пропустил несколько сильных ударов в корпус и в голову, а каждый удар сказывается на «функционалке». То же самое может быть со мной. А еще мог сказаться психологический фактор: если у спортсмена во время поединка не получается сделать то, что запланировано, он начинает нервничать.

А он попадал? В записи непонятно.
— Да, он тоже попадал, причем в каждом раунде. Это не всегда заметно, но ведь не обязательно наносить прямой сокрушительный удар, чтобы причинить вред сопернику.

Почему ты не добивал в партере? Был же момент, когда он упал от твоего удара.
— Я гонял вес и не успел восстановиться к бою. Старался экономить силы, к тому же тренеры мне подсказывали, чтобы я не ввязывался в добивание, иначе он мог заманить меня в партер.

У тебя официальное поражение только одно — от Магомедрасула Хасбулаева, у которого в качестве базовой техники указано боевое самбо. Как ты ему проиграл?
— По очкам, раздельным решением судей. В первый раз я у него выиграл единогласным решением, а потом проиграл раздельным.

Официальная статистика показывает, что у тебя 20 боев, а сколько на самом деле?
— Было еще три боя, то есть 23.

И всего восемь нокаутов. Ты не пытаешься закончить досрочно?
— У меня нет такой установки, я следую логике боя.

Твой самый первый вид спорта — карате или бокс?
— С шести лет я занимался карате в поселке Красноармейск под Махачкалой, где живу до сих пор. Там нет спортшколы, мы тренировались в школьном зале после уроков.

На улице приходилось применять навыки?
— У нас это обычное дело, в детстве драки были через день. Идем, бывало, с друзьями, нас останавливают старшие и спрашивают: «Будешь драться?» — «Ну буду». Дрались, а потом вместе шли дальше. Карате очень помогало, конечно. Это прекрасный вид спорта и в плане воспитания, закалки духа, и к ММА тоже готовит.

Потом был бокс?
— Да, потом брат записал меня на бокс, пять лет я занимался, сдал на к. м. с. В прессе часто пишут, что я мастер спорта по боксу, но это не так. Я не успел сделать мастера. У меня на чемпионате Дагестана вылетело плечо, из-за чего последовало полтора года простоя, а потом меня забрали в армию. Служил в Вологде в железнодорожных войсках. Тренироваться не было возможности, но соревнования проводили, по рукопашному бою. Я выиграл город, область, а потом нас забрали на чемпионат России. Сначала стал призером, а в следующий раз завоевал золото.

Получается, сначала карате, потом бокс, рукопашный бой, а затем был кикбоксинг и ММА?
— По кикбосингу я выступал на чемпионатах Дагестана, а в ММА меня уже после армии привел брат Али, который был знаком с Мусаилом Алаудиновым, моим бывшим тренером. Работы не было, и я решил попробовать. Прошел вступительный спарринг, и Мусаил меня принял.

А когда ты начал профессионально заниматься спортом?
— В 2008 году Мусаил собрал нас и сказал, что через пять месяцев будет проводиться официальный командный турнир по смешанным единоборствам М-1. Наш клуб прошел отбор, мы поехали на чемпионат России и выиграли его. До этого я провел три боя.

В твоей карьере была поездка в Сочи, когда впервые на турнире по ММА присутствовал сегодняшний президент России. Как ты попал туда?
— Это была «Плотформа S-70». Как раз накануне я потерпел поражение от Магомед­расула Хасбулаева на личном чемпионате России М-1, а потом случился семимесячный простой. А тут моему тренеру пришло предложение от М-1, я решил принять участие, хотя на подготовку оставался всего месяц. Этот бой дал мне дополнительный стимул — дома меня тогда тепло встретили, даже машину подарили.

В какой момент борьба появилась?
— Мой тренер понимал, что в ММА нечего делать без борьбы, и пригласил талантливого тренера по вольной борьбе Рамазана Магомедова. Он и по сей день помогает мне.

А болевые как ты отрабатываешь?
— У нас две тренировки в неделю отводится на борьбу и грэпплинг. А в США такой уровень спарринга, что волей-неволей научишься. Я стараюсь максимально разнообразить технику. Даже не для того чтобы применять, а чтобы знать, от чего защищаться.

У тебя разные тренеры? Кто сейчас тренирует?
— В Махачкале в клубе «Горец» Шамиль Алибатыров, Сухраб Магомедов, а если в Москву приезжаю, то в «Крепости» тренируюсь.

Американцы, да и бразильцы, всегда очень раскачанные, им важно задавить соперника. Они много времени проводят в качалке, а ты?
— Последние три боя я стал уделять время тренажерам, но это нужно делать за три месяца, а не в процессе подготовки к бою.

Какой бой был самым сложным в UFC?
— Каждый был трудным по-своему. Второй, с Родриго Даммом, может быть, психологически тяжелее. Я приболел, поздно приехал в США, не успел акклиматизироваться.

Как ты попал в UFС, кто представляет твои интересы там?
— Покойный тренер Мусаил Алаудинов начал договариваться с М-1 о моем переходе в UFC, тогда открылось окошечко, многие наши ребята заключали контракты. Но тренера не стало, а мне в М-1 сказали, что я должен выступать у них еще целый год. Я и так год не дрался после защиты, а терять еще один мне не хотелось. Сошлись на том, что я буду выплачивать 10 % от гонорара за каждый бой в UFC. А в США моим менеджером стал Сэм Карден, который работал с Хабибом Нурмагомедовым, Адланом Амаговым и другими ребятами.

Какие у тебя перспективы в UFC?
— Это покажет только следующий бой. Последняя победа подняла мой рейтинг с ­28-го места до 17-го. Теперь соперник должен быть более серьезным, из топ-10.

Место в рейтинге как-то сказывается на гонорарах?
— Гонорар зависит от контракта. В моем случае договорились о шести боях с одинаковыми гонорарами. Я не жалуюсь, но, возможно, менеджер поработает над этим вопросом.

Ты просматриваешь бойцов в своей категории?
— Если честно, нет, не вижу смысла отвлекаться. Я готовлюсь к конкретному бою, к конкретному противнику, а знаю только чемпионов.

Горец — это твой рабочий псевдоним?
— Это название моего первого клуба и мой псевдоним.

Будешь совершенствовать образ горца? Не хочешь порадовать фанатов, которые ждут шоу?
— Думаю, нет. Я такой, какой есть. Люблю естественность во всем, даже улыбаться фальшиво не могу.

Волнуешься перед боем?
— Конечно, каждый боец переживает, и мандраж бывает, без этого никак. Приходится перебарывать себя, а после первой-второй минуты в октагоне обычно успокаиваешься. Трудно проходят полтора месяца подготовки, когда постоянно крутишь в голове, что должен сделать.

Что-то из приемов карате используешь в октагоне?
— Разве что удар с разворота ногой, но в ММА стараюсь не применять, так как надо экономно расходовать силы.

Система подготовки у вас в «Горце» сильно отличается от тренировок в American Top Team?
— В Top Team много профессиональных бойцов, в том числе два чемпиона Bellator, один чемпион UFC. Огромный тренерский штаб, оснащенный зал, который открыт с утра до ночи. Это такой конвейер по подготовке спортсменов для ММА. У нас тоже прекрасные тренеры, но ресурсов не хватает: не так много тренеров, меньше индивидуальной работы, залы не таких размеров и так далее.

Ты никогда не хотел выступить в любительском соревновании — боевом самбо, например, или кикбоксинге?
— Иногда такая мысль приходит, но я не решаюсь. Да и времени не хватает: семейные дела не пускают, иногда даже на тренировку не удается пойти.

Расскажи о своей семье.
— Я женат, есть дочка — ей год и два месяца. Отец, мать, три брата. Отец работает, мать на домашнем хозяйстве. Братья раньше тоже занимались спортом, но потом жизнь затянула — работа, армия.

Они смотрят твои выступления?
— Мама старается не смотреть, отец смотрит. Когда я еще не участвовал в ­серьезных соревнованиях, говорили: «Зачем тебе спорт? Работай лучше». А сейчас отец меня всецело поддерживает.

Кто тебя еще поддерживает, поздравляет после боев?
— Очень многие: друзья, тренеры, родственники, просто любители ММА.

В каких социальных сетях тебя можно найти?
— Я пользуюсь только мессенджером WhatsApp, но даже он мешает иногда.

Пишут, что ты мастер спорта по боевому самбо. Это так?
— Это журналисты мне приписали. На самом деле я выступал два раза на чемпионате Дагестана. Один раз стал третьим, а в другой раз попал в финал с одноклубником, у которого был день рождения. Я не стал выходить, занял второе место.

Получается, ты почти не выступал в любителях?
— Да, только по боксу. Раньше надо было за свой счет ехать, но у меня не было такой возможности.

Какие у тебя отношения с коллегами-земляками, с Шамилем Завуровым, например?
— Со всеми очень хорошие отношения. С Шамилем мы два раза встречались — сначала он у меня выиграл по боевому самбо, а потом я победил его на турнире М-1.

Когда 8 ноября объявляли твою победу, Бёрнс плакал. Тебе было его жалко?
— Потом, наверно, да. Но во время боя никто не будет жалеть соперника. Бёрнс, видимо, перенервничал перед боем, был излишне агрессивен на взвешивании. Но я не осуждаю, понимаю, что такое поведение повышает зрительский интерес к бою.

В ММА бьют больно?
— Не столько больно, сколько оглушающе: теряются координация и слух.

ММА — травматичный вид спорта?
— Травмы случаются, но не так часто, особенно, если ты профессионал. Уже чувствуешь, где отдать, где расслабиться, где напрячься.

Кто тебе нравится из бойцов?
— Федор Емельяненко и Сильва Андерсон.

Где лучше выступать — в ринге или октагоне?
— В октагоне удобнее — там легче вставать и пространства больше.

Какую роль в твоей жизни играют друзья?
— Огромную. Кем бы я был без поддержки родителей, друзей и тренеров! Их искреннее отношение и бескорыстная помощь дают стимул двигаться дальше. Я думаю, что Бог награждает нас такими друзьями, каких мы заслуживаем.

Авторизация
Логин:
Пароль:
Войти

1 (78) 2016
Номер 1 (78) 2016

Краткий анонс:
С Новым 2016 годом!Быть честным перед вечностьюРождение самолётаКаждому времени - свои героиПревосходство горцаВосставшая из пеплаСекретное оружиеБлиже к экваторуГенеральная репетицияЧемпионат специального назначенияВысокий уровеньТак держать!
127051, г. Москва, 1-Колобовский переулок, дом 19, строение 2
Тел.: +7 (977) 777-99-69
E-mail: mail@samoz.ru
Internet: www.samoz.ru
Главная | Новости издания | Текущий номер | Секция самбо | Архив номеров | On-line сервисы | Контакты | Полезные ссылки
Rambler's Top100
Array