Самозащита
Персона номераОсобый репортажМонологЗавтрак с чемпиономСюжет человека
Генеральная линияТурнирыТурнирыТурнирыТурнирыМесто встречи
Экипировочный центр "DAN SPORT"
On-line подписка On-line голосование Подписка на новости О журнале Где купить Редакция журнала Вакансии Для рекламодателей Media Kit Выставки Партнеры Журналу «Самозащита без оружия» - 10 лет «Самозащита без оружия» в Raff House
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо

Погружение в высоту

Установка автозвука в смотрите на http://www.kultura-zvuka.ru.
приозерский лесокомбинат
купить печь

Текст: Марина Полунина.
Фото: из личного архива Антона Челнокова.

В столичном Мюзик-холле с успехом идет уникальный спектакль «Человек-амфибия», соединивший элементы цирка, театра, мюзикла и маппинг-шоу. Постановщик представления и исполнитель главной роли Антон Челноков девять лет работал воздушным акробатом в легендарном «Цирке дю солей». Набравшись мастерства у лучших режиссеров мира, Антон решился на самостоятельную постановку. В интервью нашему журналу артист рассказал, как он придумал идею спектакля, откуда черпал вдохновение и каким образом неудачные гастроли в Америке изменили его жизнь.

Биография:

  • Челноков Антон Николаевич
  • Артист цирка, воздушный акробат, мим, танцор, режиссер.
  • Родился в Москве 28 августа 1985 г.
  • Окончил ГИТИС, факультет режиссуры цирка.
  • С 1992 г. — артист «Цирка дю солей».
  • В 1998 г. получил премию «Бронзовый клоун» на Фестивале циркового искусства в Монте-Карло, в 2001 г. — серебряную медаль на международном Фестивале циркового искусства в Париже «Цирк завтрашнего дня».
  • В 2014 г. поставил собственное шоу «Человек-амфибия».
  • С 2016 г. — руководитель собственной компании Cirque Nuvo.


Низкий старт высокого полета
В цирке Антон оказался не случайно. Он — представитель цирковой династии Челноковых, получившей популярность еще в СССР. Позже Челноковы покорили Америку, почти десять лет работали акробатами знаменитого канадского «Цирка дю солей». «Семья для меня — все», — говорит Антон сегодня.

Антон, расскажите о своей семье...
— Я из тех, про кого говорят: «родился в опилках». Конечно, во многом мою судьбу определил отец — Николай Челноков, проживший такую цирковую жизнь, о которой можно писать книги и снимать фильмы. В юности ему пришлось много работать, совмещая учебу с работой руководителем циркового кружка в интернате для глухонемых и вожатым в лагере. Однако физкультурно-акробатическое отделение Государственного училища циркового и эстрадного искусства в итоге он окончил с красным дипломом. Отец всю жизнь покорял высоту: его номер «Воздушный гимнаст на вертикальном канате» стал легендой — он первым в истории цирка сделал на вертикальном канате «отрывное» сальто. Этим номером восхищался сам Юрий Никулин. Позже мама с папой многократно становились лауреатами ­международных фестивалей циркового искусства. Я каждый день смотрел, как мои родители работают на манеже, и мечтал, чтобы когда-нибудь зрители так же рукоплескали моим полетам под куполом. Так что моя профессия, конечно, была предопределена.

Я слышала, что в период, когда ваш отец уже был звездой российского цирка, вам с семьей на какое-то время пришлось стать бродячими артистами. Это правда?
— Да! Эта история случилась в начале 1990-х. Времена тогда были непростые, на родине цирковые артисты были особо никому не нужны, и отец согласился поучаствовать в гастролях по США одного из отечественных коммерческих цирков. Конечно, прежде всего из-за денег. И все обернулось катастрофой. Когда мы оказались в Америке, организаторы исчезли, прихватив с собой все — костюмы, аппаратуру, реквизит. Мы с семьей буквально оказались на улице, без копейки денег. Не на что было даже купить еду. У нас остался последний доллар. От отчаяния ничего другого не пришло в голову, как поставить на этот доллар свечу в православном храме. И тогда случилось чудо. Когда отец покупал свечку, он познакомился с настоятелем. Разговорились, папа рассказал о ситуации, в которую мы попали. И этот человек решил нам помочь — предложил поработать на свадьбе его знакомых. Конечно, родители согласились. На этом празднике нас приняли очень тепло, усадили за стол — на почетные места! А за выступление заплатили 300 долларов, которые мы разумно потратили. Родители купили на них специальный уличный магнитофон, профессиональный ковер для акробатов и гимнастические трико. Получили разрешение на уличные выступления. И да, стали выступать на улице. Причем довольно успешно. Посмотреть на наши представления всегда приходило много людей — и местных, и туристов. А вскоре на нас обратили внимание профессионалы: именно работая на улице, мы заключили первый контракт — на работу в казино Circus Circus в городе Рино (штат Невада).

А как случилось, что вы попали в «Цирк дю солей»?
— Отработав в казино Circus Circus больше года, мы познакомились с импресарио из «Цирка дю солей». Он приехал к нам в Неваду с предложением отправиться на гастроли по всему миру с новым шоу Saltimbanco. А попутно рассказал, что давно хотел пригласить нас в труппу легендарного «Дю солей». Впервые он увидел нашу семью еще в конце 1980- х, будучи членом жюри фестиваля «Цирк завтрашнего дня» в Париже, где мои родители получили серебряную медаль. А потом, спустя много лет, узнав, что наша семья находится в США и работает на улице, был потрясен и сразу стал нас искать.


Тайны высокой кухни
Общим счетом в «Цирке дю солей» Челноковы проработали девять лет. Причем на протяжении четырех лет Антон был солистом шоу — играл роль Икара в спектакле Varekai. Его талантом восхищались не только обычные зрители, но и знаменитости — Билл Клинтон, Арнольд Шварценеггер, Брюс Уиллис, Джим Керри.

Антон, приоткроете тайны лаборатории загадочного «Дю солей»?
— За кулисами в «Цирке дю солей» все сделано для удобства артистов. Там настолько заботятся об участниках труппы, что те могут позволить себе не забивать голову лишним и думать только о своем выступ­лении. Скажем, костюмы находятся под контролем команды костюмеров: можно не переживать, если во время выступления что-то порвалось или испачкалось. Всегда наготове команда физиотерапевтов, готовых, например, сделать массаж. Есть даже команда поваров, которые ездят на гастроли вместе с техниками и артистами, чтобы каждый день потчевать их блюдами разных стран мира. Главное — есть все необходимое для воплощения режиссерских идей: пошить любой костюм, создать любой реквизит — не проблема! Ежедневно проходят мастер-классы. Все работают как единый слаженный механизм, ради общей цели. Над созданием шоу трудятся в течение года, поэтому каждый спектакль становится произведением искусства.

Во время работы за океаном вы познакомились со множеством звезд. Расскажите, как это произошло…
— Чаще всего после выступления они просили провести их за кулисы. Помню, я очень обрадовался, когда ко мне в гримерку пришел сам Арнольд Шварценеггер — мой кумир! Но, наверное, самый забавный случай связан с Биллом Клинтоном. Это было в середине 1990-х. После выступления я вышел на улицу и вдруг увидел машину президента. Сам не успев понять, что делаю, рванул к ней! Только успел заметить, что мне наперерез бегут охранники, выхватывая пистолеты. Не знаю, чем это могло закончиться, если бы Клинтон не опередил своих телохранителей и не подошел ко мне сам. «Я тебя узнал, — сказал он. — Ты Антон. Твой номер невероятный!» И добавил: «Позволь представить мою дочь Челси». Тут из машины вылезла кудрявая девочка, вся пунцовая от смущения. Напряжение схлынуло, мы стали фотографироваться и оставили друг другу автографы. На своей фотографии президент написал мне: «Для Антона Челнокова с наилучшими пожеланиями от Билла Клинтона».

Почему же после успеха в «Дю солей» вы решили вернуться в Россию?
— Проработав в этой организации девять лет и поучаствовав в создании двух программ, в какой-то момент я понял, что впитал все, что мог, освоил методы лучших режиссеров и хореографов и теперь хочу попробовать создать что-то сам. Тогда я поступил в ГИТИС (класс профессора Максимилиана Немчинского), и это образование мне очень пригодилось. Знания, полученные в вузе, помогли мне разработать собственный режиссерский стиль. И, как мне кажется, у меня получилось: я создал свое уникальное шоу.


Счастье Ихтиандра
Шоу «Человек-амфибия» восхищает не только уровнем исполнения, но и технической сложностью. Для номера красавицы Гуттиэре в гигантский аквариум заливают более 1000 литров воды, сам Ихтиандр совершает невероятные трюки в сетке под куполом цирка. Интересно, почему первое авторское представление Антона связано с водной стихией?

Ваше шоу «Человек-амфибия» получилось впечатляющим. Почему выбрали именно этот сюжет?
— В детстве я обожал фильм «Человек-­амфибия» — пересматривал его десятки раз, представляя себя в роли главного героя, мечтая научиться дышать под водой. Но только одно не давало мне покоя — то, что в конце влюбленным пришлось расстаться. Тогда я придумал другой финал этой истории. Я понял, что надо сделать, чтобы Ихтиандр и Гуттиэре были вместе. Так сегодня я осуществил свою детскую мечту. И выразил ее в своем шоу через язык человеческого тела, пластики и вока­ла, используя технические возможности наших дней. Постарался сделать это так, чтобы было интересно и детям, и взрослым. Что для меня значит слово «семья», объяснять не надо. Поэтому и шоу я делал для людей всех возрастов, для семейной аудитории.

Каковы, по-вашему, современные тенденции развития циркового искусства?
— Шоу-формат будущего я вижу в объединении всех существующих жанров сценического действия — театра, цирка, мюзикла и балета — с использованием самых современных технологий и спецэффектов. Зрители должны участвовать в спектакле наравне с артистами, должны быть полностью вовлечены в происходящее. Тогда впечатления публики будут незабываемыми. Таким образом, в будущем технологии не задавят и не поглотят театральную сцену — они станут средством эмоционального воздействия на зрителя.

Антон, ваше творчество вдохновляет многих. А в чем черпаете вдохновение вы сами?
— Энергию я черпаю в путешествиях. Люб­лю уезжать в теплые страны или уходить в горы. Обожаю белый песок и солнце Таиланда. Люблю экстремальные виды спорта, особенно кайтсерфинг и дайвинг. Для меня нет ничего лучше, чем нырнуть с аквалангом на глубину 20 метров и оказаться среди красоты подводного мира и его обитателей. В этом смысле на меня, конечно, тоже повлиял любимый роман. Зимой я катаюсь на сноуборде и летаю на параглайде в Альпах. Мне нравится пробовать кухню разных стран. Особенно люблю тайскую, итальянскую и японскую. Но, если честно, моя любимая — русская домашняя кухня! Кстати, я сам отлично готовлю, ведь кулинария — очень творческий процесс, тоже искусство. Очень люблю театр, выставки и музеи — это бесконечные источники вдохновения. В таких местах я нахожу множество новых идей. Мой главный кумир — акробат и актер Джеймс Тьерре, внук Чарли Чаплина. Я не пропустил ни одного его шоу. Но, как это ни парадоксально, больше всего творческой энергии и вдохновения я черпаю… в собственном творчестве. В репетициях, бессонных ночах работы над видеопроекцией, в редактировании музыки. Не раз замечал за собой, как, казалось бы, полностью обессиленный, вдруг из ничего начинаю что-то придумывать, будто собираю невидимый пазл. Силы возвращаются, а вместе с ними и желание творить.

Авторизация
Логин:
Пароль:
Войти

1 (83) 2017
Номер 1 (83) 2017

Краткий анонс:
Спорт не имеет границБесстрашные домохозяйкиАндрей Анкудинов: "Смысл в том, чтобы жить"Жизнь в боксеПогружение в высотуЗаявка на признаниеСофийский гамбитСамбо на службеБархатный сезон в ХорватииНовые горизонтыЗал бокса в Пушкино
127051, г. Москва, 1-Колобовский переулок, дом 19, строение 2
Тел.: +7 (977) 777-99-69
E-mail: mail@samoz.ru
Internet: www.samoz.ru
Главная | Новости издания | Текущий номер | Секция самбо | Архив номеров | On-line сервисы | Контакты | Полезные ссылки
Rambler's Top100
Array