Самозащита
Особый репортажЛичное делоМир вокругРезвяся и играя
Генеральная линияНовейшая историяШкола
Экипировочный центр "DAN SPORT"
On-line подписка On-line голосование Подписка на новости О журнале Где купить Редакция журнала Вакансии Для рекламодателей Media Kit Выставки Партнеры Журналу «Самозащита без оружия» - 10 лет «Самозащита без оружия» в Raff House
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо

Огнеборцы

Текст: Николай Смирнов. Фото: Игорь Яковлев.

Человек борется с пожаром столько же, сколько живет на Земле. Но пока, увы, с переменным успехом. Сотни тысяч пожаров в год, больше пятнадцати тысяч по­гибших, многомиллиардные материальные убытки – такова только отечествен­ная статистика. В мире ситуация еще хуже. И все же мы не беззащитны перед ог­ненной стихией. В памяти надежно засело: «В случае пожара звоните по «01». И мы знаем, что на наш зов откликнутся.

Приступить к боевому развертыванию

Резкий звук тревожного сигнала, кажется, проникает во все закоулки двухэтажного здания пожарной части. И сразу же раздается голос дис­петчера: «Дежурный караул – на выезд!» В расположенном на втором этаже кабинете начальника части слышно, как внизу началось движение – загремели сапоги бойцов, захлопали двери...

Минуты через две мы с Бородиным уже сидим в кабине мчащейся по улицам Зеленограда пожарной автоцистерны. Она, кстати, совсем не похожа на бочку на колесах. Да и работает не в пример своим предшественницам. Прямоугольной формы емкость из нержавейки внутри разделена на отсеки – чтобы удары воды о стенки во время движения вза­имно гасились.

– В нее помещается около трех тонн воды, – поясняет Бородин. – Этого хватает всего лишь на несколько минут.

Теперь ясно, почему иногда можно услышать: «Пожарные приехали без воды». Для серьезного пожара ее просто недостаточно. Поэтому так важно, чтобы все водопроводные гидранты содержались в порядке – от их работы порой зависит жизнь человека.

Не переставая, ревет сирена, заставляя машины и пешеходов жаться к тротуарам. По разноцветным отблескам на стеклах кабины догадываюсь о вращающейся над нами мигалке. В боковом зеркале отражается еще одна автоцистерна.

– Наш выезд – это первый ход, – продолжает просвещать меня Боро­дин. – Если на пожаре потребуется другая техника, диспетчер вышлет ее по нашему сигналу. Вообще в гарнизоне есть и автолестница с ко­ленчатым подъемником на случай тушения многоэтажных домов, и пе­редвижная насосная станция, и автомобили пенного и порошкового ту­шения – словом, на все случаи жизни.

Сколько раз приходилось наблюдать на городских улицах кавалькаду пожарных машин, и вот впервые представилась возможность побывать с теми, кто через несколько минут должен вступить в борьбу с огнем. Чтобы добиться разрешения выехать на пожар вместе с дежурным ка­раулом, мне пришлось обратиться в окружное управление противопо­жарной службы.

– Увлекательного зрелища вам не обещаю, – сказал начальник части, получив у своего руководства «добро» насчет меня, – но представление о работе пожарных, думаю, в любом случае у вас сложится.

Портативная рация в нагрудном кармане спецовки Георгия включена постоянно. Из переговоров диспетчера части и начальника караула (он едет на другой автоцистерне) узнаем, что горит квартира на втором этаже четырехэтажного дома. Больше пока ничего не известно. Ситуация проясняется только по прибытии на место.

В принципе, начальник части не обязан выезжать первым на каждый вызов. Но Бородин внял моей просьбе комментировать по ходу дела действия своих подчиненных. Впрочем, и боевую одежду, и противогаз Георгий тоже прихватил с собой – не исключено, что придется руковод­ство тушением брать на себя. В боевом уставе пожарных записано, что тушением руководит старший по должности. И только если пожар незна­чительный, с этой задачей вполне справляется начальник дежурного караула.

Внешне и Бородин, и сидящие рядом бойцы спокойны. Но, глядя на их сосредоточенные лица, слыша хрипящую рацию и сирену за окном, не­вольно проникаешься тревогой. Что за пожар, чем он грозит и что их ждет в том горящем доме – ничего не известно...

Во дворе столпился народ. Из широкой форточки окна на втором этаже вырываются клубы черного дыма. Стекла пока целы, но заметно, что интенсивность пожара быстро нарастает. Видно, как в черной утробе квартиры все чаще мелькают огненные языки. Кажется, еще минута-другая, и пламя «выдавив» стекло перекинется на окно верхнего этажа. Едва остановилась машина, выскакиваю вместе с бойцами из кабины. Слышится лязг открываемых кузовных отсеков со скатками пожарных рукавов, отрывисто звучат слова команд. Мой комментатор куда-то ис­чез, бросив фразу: «Приступаем к боевому развертыванию!»

Вокруг все в движении. Кто-то надевает резиновую маску противогаза, кто-то, оттеснив зевак, подсоединяет автоцистерну к оказавшемуся не­подалеку пожарному гидранту. В считанные минуты к подъезду протяги­вается оранжевый, набухший от давления воды рукав и несколько бой­цов со стволом в руках исчезают в дверном проеме.

Похоже, что Георгий распоряжается возле второй автоцистерны. Поль­зуясь бесконтрольностью, решаюсь на легкомысленный поступок. Ко­роткими перебежками добегаю до подъезда и в одно мгновение взле­таю на второй этаж. Открываю дверь в общий коридор, по инерции де­лаю пару шагов. Бойцы работают где-то в глубине задымленной кварти­ры, их присутствие угадывается только по глухим звукам падающей ме­бели. Несколько непроизвольных вдохов, и вдруг ощущаю, как кружится голова и из-под ног уходит опора. Сил хватает только чтобы отступить за спасительную дверь. Несколько минут прихожу в себя на лестничной площадке, вцепившись в перила...

Бородина я встретил возле нашей машины. Делать мне выговор за не­санкционированную отлучку он не стал – отложил на более подходящее время. Вместо этого сообщил о результатах проведенной бойцами раз­ведки:

–  Подъезд не задымлен, и это уже хорошо. Значит, огонь пока не вышел за пределы квартиры. Нет дыма и на верхних этажах, да и жильцов сей­час, днем, в доме, видимо, мало. В горящей квартире, по словам сосе­дей, тоже никого нет.

Приготовившись наблюдать за героической схваткой с огнем, я не­сколько разочарован. Зато довольны вернувшиеся из подъезда бойцы. Сдергивая с потных лиц маски, они доложили, что огонь, охвативший мебель и часть паркетного пола, ликвидировали распыленной струей. Короче говоря, можно сворачиваться и уезжать. Начальник караула со­общил о ситуации диспетчеру пожарной части по рации...

Наступление на огонь

В кабинете Бородина у стены два флага – один российский триколор, другой с эмблемой МЧС. Они как бы символизируют государственную важность пожарной службы и ведомственный патриотизм. На столе – телефонный коммутатор, компьютер, факс. Во всю стену растянута кар­та- схема Зеленограда. Вроде бы обычный чиновничий кабинет, если бы не некоторые детали. В углу поблескивает металлическим боком ранец противогаза, а на стенке шкафа висит еще не убранный комплект бое­вой одежды. Вот эти-то детали и создают ощущение, что хозяин кабине­та не то чтобы живет на пороховой бочке, но во всяком случае пребы­вает в состоянии постоянной тревоги или готовности куда-то бежать. Мою недавнюю попытку побывать в роли огнеборца Бородин проком­ментировал коротко, но доходчиво:

–  Знаете, почему дым страшнее огня? Потому что создает у человека иллюзию безопасности. Огонь, он жжет, сжигает, а дым, кажется, можно преодолеть. Выскочил на задымленную лестничную клетку и побежал. А через две-три минуты надышался и потерял сознание. Через десять ми­нут наступает смертельное отравление. Так что вас могли бы в дыму и не найти сразу.

Еще я узнал интересную подробность. Оказывается, обычные армей­ские противогазы для дыхания при пожаре не годятся. Они фильтруют дым, но поскольку кислород в воздухе выгорел, человек быстро теряет сознание от кислородного голодания. На пожаре нужен противогаз, который полностью изолирует от внешней среды, как акваланг.

Расстелив на столе карту, Георгий рассказывает о районе. Входит в него семь жилых микрорайонов с деревней Алабушево – это 80 тысяч жите­лей. Кроме того, две промзоны, где сосредоточено большинство про­мышленных объектов города. Они-то как раз и представляют повышен­ную опасность. К примеру, завод с красивым названием «Стела» с его кислородно-водородной станцией. Бородин так и сказал о нем:

–  Случись здесь пожар или взрыв – от большей части города ничего не останется. А ведь еще есть студенческий городок с пятью корпусами об­щежитий, двадцать школ, двадцать пять детских садов. Они для нас осо­бая головная боль. Кое-как смонтированная электропроводка, раздолбанные розетки, курение где ни попадя, неисправленные электроплит­ки и нагреватели. А если, не дай Бог, возникнет пожар, из окон не вы­прыгнуть – кругом решетки, и эвакуационные выходы, как правило, за­перты на замок. В суматохе нередко забывают даже позвонить по «01». В результате паника и гибель людей.

Вообще-то в пожарном гарнизоне Зеленограда, кроме 61-й части Боро­дина, еще два подразделения. Если что – коллеги обязательно помогут. Да и Москва в получасе езды. И все же за свой район отвечает прежде всего он, и, судя по всему, такая ответственность Георгия ничуть не тяго­тит. Наверное, потому что все у него, как говорят, схвачено. Люди про­верены, техника всегда в боевой готовности, обстановка на объектах хорошо изучена. Какие еще нужны основания для оптимизма?

Молодой, да ранний

Выбор нами этой зеленоградской части не случаен. Ее возглавляет самый молодой в Москве начальник. Двадцатитрехлетний Георгий Бородин всего лишь три года назад окончил Ивановское пожарно-техническое училище. На вид – совсем мальчишка. Тем не менее, по­бедив в ежегодном профессиональном конкурсе, был назван лучшим руководителем подразделения по Москве. Словом, из молодых, да ранних.

В общении Георгий мягок, интеллигентен. Ну никак не представишь его в роли «железного командира». А между тем передовой коллектив ему не готовеньким достался. Как мне рассказали в управлении, пришлось молодому начальнику начать свою карьеру с «закручивания гаек» по части дисциплины. С некоторыми особо непонятливыми он предпочел рас­статься. Одним словом, сумел себя поставить, завоевал авторитет. Как это нередко бывает, профессию он выбрал случайно. Во вкус, что называется, вошел уже в училище, которое закончил с красным дипло­мом.

Под стать руководителю и коллектив. Из 99 спасенных на пожарах под­разделениями гарнизона почти 80 приходятся на долю бойцов Георгия Бородина. Недавний пожар на заводе «Консэл», выпускающем быто­вые товары, – тому подтверждение. Об этом мне рассказал замести­тель Бородина, его однокашник по Ивановскому училищу, а теперь пра­вая рука:

– На первом этаже загорелся мебельный цех. Когда прибыли две авто­цистерны, помещения были в густом дыму, из окон выбивалось пламя. Выяснили, что на втором этаже люди блокированы огнем и дымом. Нельзя было медлить ни секунды. Наступление на огонь начали с двух направлений – изнутри и снаружи. Одновременно проводили разведку на втором этаже. Там, спасаясь от удушливого дыма, сидели люди. Что­бы вывести их из помещений, надо было преодолеть зону плотного за­дымления. Тогда стали надевать на них свои противогазные маски. Все­го в тот день спасли 40 человек.

Второй человек по пожарам в Зеленограде Григорий Харламов

От спорта не уйти

В кабинете начальника части можно увидеть позолоченный кубок, заво­еванный бойцами на общемосковских соревнованиях по боевому раз­вертыванию. Команда части из одиннадцати человек лучше всех в Мо­скве выполнила упражнения по подъему на четвертый этаж учебной башни – установке автоцистерны на водоисточник и поражению мише­ни водяной струей. Тут важны были не только индивидуальное мастерст­во, но и коллективная слаженность. Так что спортивная подготовка -обязательная составляющая жизни пожарных.

Я не из хилых мужиков, но на мою просьбу посоревноваться в покоре­нии четырехэтажной учебной башни, один из пожарных только усмех­нулся. Пользуясь небольшой штурмовой лестницей и перебрасывая ее с этажа на этаж, он в считанные секунды взлетает на десятиметровую высоту. Я же, оказавшись на открытой площадке и с трудом пытаясь унять дрожание рук и ног, даже не могу представить, каково приходится бойцам в условиях реального пожара. А ведь сейчас у нас не было ни экстремальной ситуации, ни десятикилограммового противогаза за спи­ной, а главное – обезумевшего от ужаса человека, которого надо спа­сти. А если пожар на 16-м или 22-м этаже? Ведь таких зданий в городе уже несколько десятков.

– У нас спорт для того и служит, чтобы приобретенное на тренировках мастерство помогало в реальных условиях, – говорит Бородин. – Вот, к примеру, горела трехкомнатная квартира на втором этаже девятиэтаж­ки почти в центре города. Действовали четко, слаженно, как на учениях. Всего 19 минут ушло на то, чтобы усмирить огонь. Тем временем из опасной зоны были эвакуированы четырнадцать человек... Если бы не профессионализм бойцов, неизвестно, к каким последстви­ям привел бы пожар в многоэтажном доме, где в одной из квартир на втором этаже остались пять его детей.

Дым, к счастью, заметили соседи, и пожарные прибыли вовремя. Но до­ступ в горящую квартиру преградила стальная дверь. Ждать, пока ее вскроют аварийно-спасательным инструментом, было нельзя. И тогда, установив трехколенку, пожарные полезли в окно. Квартира трехком­натная, все в сплошном дыму. Выручили привычка действовать вслепую да еще, пожалуй, знание психологии детей, которые от удушливого ды­ма, как правило, прячутся под кроватями или в шкафах. Пока боролись с огнем, удалось отыскать всех ребятишек. Считанные секунды, и... пострадавшие через окно были вытащены на свежий воздух. Самого ма­ленького сразу же на автоцистерне отвезли в больницу. Но спасти его, увы, не удалось – слишком сильным было отравление дымом...

Молодой да ранний Георгий Бородин

Когда не свистят пули

На любом пожаре бойцы обязаны прежде всего думать о спасении лю­дей. Так записано и в боевом уставе пожарной охраны. Но бывает, что на карту ставится безопасность целого города. В этом году в Зеленогра­де произошел едва ли не самый крупный пожар за всю его историю. О нем мне рассказали в окружном управлении пожарной охраны. Загоре­лись склады ГСМ фирмы «Санвентика» – два огромных ангара. Сразу же запросили помощь из Москвы. На пожар съехалось 28 автоцистерн, не считая другой вспомогательной техники. Прилетел и пожарный верто­лет.

Это было настоящее сражение с огнем, продолжавшееся десять часов. Дым встал гигантским столбом, застилая небо, в пламени взрывались упаковки с автокосметикой, огненным озером разливались масла... Люди валились с ног от усталости, но ситуацию удалось взять под конт­роль. Главное – из горящих ангаров были эвакуированы 30 баллонов с пропаном. При взрыве неизбежно пострадала бы расположенная ря­дом районная тепловая подстанция, одна из тех, от которых зависит энергоснабжение столицы.

– Пожарные всегда, как на войне, – сказал мне заместитель начальни­ка управления пожарной охраны Зеленограда Григорий Иванович Хар­ламов. – Не случайно ведь мы говорим: «боевая одежда», «боевые дей­ствия». Да и устав наш называется боевым. С одной стороны, вроде бы пули не свистят, снаряды не рвутся... А с другой – ситуация бывает на­столько непредсказуемая, что опасность для жизни сохраняется до тех пор, пока все не разрешится. Даже при тушении самого невзрачного дачного сарайчика боец может натолкнуться, скажем, на бытовой газо­вый баллон. А он взрывается не хуже снаряда...

–  Кто же идет в пожарную охрану, что влечет людей к этой, одной из са­мых опасных профессий?

–  Я считаю, не столько люди выбирают нашу профессию, сколько она их, – говорит Георгий Бородин. – Вначале привлекает очень удобный график дежурства: сутки отдежурил – трое дома. Но очень скоро, уже после первых выездов на пожар, человек понимает, что просто подрабатывать пожарным нельзя. Во-первых, это постоянный стресс, от кото­рого даже за трое суток полностью не отдохнешь. Во-вторых, требуются качества, которые у человека либо есть, либо их нет. Самоотвержен­ность, чувство локтя, товарищеская взаимопомощь – все это проверяется в условиях реальной смертельной опасности. И тогда человек или уходит, не выдержав экзамена, или всей душой и надолго прикипает к пожарному ремеслу...

Замечу, что огнеборцы, рассказывая о своих делах и заботах, никогда не произносят высоких слов. Думаю, суровая действительность застав­ляет их мыслить категориями реальными и приземленными. И все же, несомненно, в их отношении к работе есть благородное начало. Без него невозможно объяснить, почему они выбрали такое опасное дело. Казалось бы, за прошедшие после училища годы Георгий Бородин на­смотрелся всякого и должен был растерять юношеский романтизм, если он и был. Но на мой вопрос о выборе он ответил так:

–  Не люблю красивых слов, но по-другому, наверное, не скажешь. Пом­ню, еще в училище висел у нас стенд с портретами пожарных, погибших при ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. И были там слова: «Ес­ли не мы, то кто же?..» Вот и я думаю, что у каждого из нас эти слова в душе, хотя не все их могут произнести. Проще говоря, люди на нас наде­ются, и подвести их мы не имеем права...

Авторизация
Логин:
Пароль:
Войти

1 (18) 2006
Номер 1 (18) 2006

Краткий анонс:
ОгнеборцыНа все трюки мастерИнфекционный апокалипсисСергей Елисеев: «Я доволен своими спортсменами»
127051, г. Москва, 1-Колобовский переулок, дом 19, строение 2
Тел.: +7 (977) 777-99-69
E-mail: mail@samoz.ru
Internet: www.samoz.ru
Главная | Новости издания | Текущий номер | Секция самбо | Архив номеров | On-line сервисы | Контакты | Полезные ссылки
Rambler's Top100